Волгоград. Полиция

«Ты что, бессмертный?»: России нужна политика нулевой терпимости к подстрекателям и подельникам убийств

Российское общество потрясено очередным убийством русского человека, цинично совершённым прямо в людном месте, при свидетелях и среди бела дня. 41-летний волгоградец Роман Гребенюк, работавший риелтором и в одиночку воспитывавший 12-летнюю дочь, погиб в результате нападения представителей армянского семейства, которые сочли достаточным основанием для расправы не слишком вежливую переписку с их родственницей в родительском чате.

Непосредственный убийца Арсен Мелконян к настоящему времени уже задержан и посажен в СИЗО. Однако вопросы к правоохранительной системе всё равно остаются, и их немало.

Угрозы как норма жизни

Злополучный спор в классном чате произошёл 23 октября, когда учительница русского языка потребовала, чтобы дети сделали и отправили ей тест с 14:30 до 16:30. При этом преподавательницу не интересовало, что уроки у школьников заканчивались в два часа дня.

Отец одной из учениц Роман Гребенюк возмутился таким подходом.

«Давайте коллективно попросим распределить задания заблаговременно и планомерно. Нам надо разобраться с этими паролями и т. д. У кого заходит, не торопится делать. А то, получается, 5 человек сделают, а 25 — нет. Многие родители находятся на работе, основная часть детей не сможет это сделать самостоятельно», — написал мужчина.

Ему стала возражать Ануш Мелконян (большинство СМИ упорно называют женщину Анной — на русский манер). Именно её дочери учительница поручила организовать тестирование. Стремление женщины оправдать доверие, возложенное на её дитя, и нежелание Романа, чтобы дети делали «домашку» на переменах или по дороге домой (на чём как раз настаивала Ануш), привели к тому, что родители обменялись резкими репликами. Роман призвал решить проблему, «а не жевать сопли»; его оппонентка восприняла эту фразу как личное оскорбление.

«За свои слова все должны отвечать!!! Тем более мужчины — но это не всем дано понимать!!!!»

написала взбешённая женщина (авторские орфография и пунктуация сохранены).

Роман в ответ посоветовал Ануш «рассказывать своему мужу, какими должны быть мужчины», после чего на него посыпались угрозы.

«Ты что, бессмертный???? Такое мне писать», — отреагировала женщина.

Собственно, в этом и заключался весь «криминал», за который отец 12-летней девочки поплатился жизнью. Вскоре к переписке подключился Армен, муж «оскорблённой». Он с ходу решил «забить стрелку», попутно на ломаном русском пытаясь объяснить крутизну своей семьи.

«Мы не такие человеки, что, как бы сказать: «О, человек прав, мы так поступали». Я не такой гордый, скажу тебе: «Извини, пожалуйста, нас». А так там про мужество ты, по-моему, ну сверху прочитай, что написал, что такой мужчина. Блин, ну, по ходу, это не так. Если ты не понимаешь, что такое мужчина, ну спроси свою жену. Может, она хорошо тебе объяснит. Если она не может тебе объяснить, друзей спроси… Если друзья тоже не помогут, то, блин, я тебя реально — я жду! Я все мои дела оставлю, я всё равно поймаю тебя, так что не будешь скрываться. Где бы ни был, я всё равно тебя найду! И вот заранее тебе скажу — ты можешь заранее уже взять больничный!» — написал он Роману.

Гребенюк скрываться не стал и написал, что они могут встретиться в главном офисе Сбербанка. Армен явился на встречу с командой поддержки. Первоначально СМИ сообщали, что группа состояла из трёх мужчин, но пока достоверно известны личности только двух участников нападения: мужа Ануш и её брата, Арсена Мелконяна (на фото).

Последний и нанёс удар, ставший смертельным. Он ударил Романа кастетом и, судя по всему, исподтишка. В результате Гребенюк получил тяжёлую черепно-мозговую травму и впал в кому, а неделю спустя, 2 ноября, несмотря на все усилия врачей, скончался в реанимации.

Кто виноват и что делать?

Арсена Мелконяна оперативно задержала полиция; попутно выяснилось, что у него уже есть судимость — ранее он получил два года условно за мошенничество с документами и автоподставы. Первоначально уголовное дело было возбуждено по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», но после смерти Романа обвинение однозначно будет переквалифицировано на более тяжкую статью.

Тем не менее работу волгоградских правоохранителей вряд ли можно назвать удовлетворительной. Во-первых, как отмечают в прессе коллеги погибшего, у следствия до сих пор не возникло никаких претензий ни к Ануш Мелконян, действия которой вполне можно квалифицировать как подстрекательство к убийству, ни к её мужу Армену, фактически организовавшему нападение. Ведь если бы эти персонажи вели себя другим образом, то Роман не встретился бы с их криминальным родственником и его кастетом. Именно на это обстоятельство сейчас всячески стараются обратить внимание представители сообщества риелторов Волгограда, уже запланировавшие массовую акцию — съехаться на машинах к дому, где проживают зачинщики конфликта.

«Весь город возмущается. Если полиция будет молчать и не будет ничего предпринимать по поводу них, значит, будем действовать по-другому. Мы этого не оставим. Мы знаем, где они живут, уже собираемся на автомобилях, будем что-то предпринимать. У нас у каждого риелтора есть свой автомобиль, мы как-то хотим привлечь внимание. Тут не просто семья, нас 300 человек риелторов, и все не оставят эту ситуацию», — заявила в прессе коллега убитого Анжелика Бочкова.

Есть в этом деле и ещё один важный аспект. Сестра убитого рассказала, что накануне нападения Гребенюк буквально «весь день жаловался» полицейским, что ему угрожают. Сотрудники МВД заявили в ответ: «Пока нет никакой реакции, нет прецедента, что мы можем сделать?»

Закон для всех

По сути, перед нами типичная расправа над русским человеком, совершённая при попустительстве правоохранительных органов. Нетрудно вспомнить, что точно по такому же сценарию происходили и другие громкие убийства, жертвами которых становились обычные русские люди, а преступниками — представители сплочённых этнических меньшинств. Хрестоматийный пример — убийство футбольного болельщика Егора Свиридова в 2010 году. Тогда полицейские тоже задержали лишь непосредственно стрелявшего Аслана Черкесова, а пятерых его подельников, принявших самое непосредственное участие в избиении и расстреле Свиридова и его друзей, опросили как «свидетелей», после чего сдали на руки представителям кавказских диаспор.

Волгоградские правоохранители идут ровно по этому же пути, начиная от омерзительно циничного ответа в стиле «когда убьют, тогда и будете жаловаться» и заканчивая возбуждением дела в отношении только одного из участников преступления.

Да, у русских в России нет диаспор, сенаторов и президентов национальных республик. Нет кланов, объединяющих бизнес, правоохранителей и представителей криминального мира. Именно поэтому русские, как никто в нашей многонациональной стране, заинтересованы в работающей правоохранительной системе и реальном, а не декларативном равенстве всех перед законом. Поэтому все русские граждане РФ должны сейчас солидаризироваться с волгоградцами, требующими привлечения к уголовной ответственности и Ануш Мелконян, и её мужа, и, если подтвердится информация о жалобах Романа в полицию, сотрудников МВД, проигнорировавших обращения об угрозах здоровью и жизни.

Местная община армян уже заявила, что не станет выгораживать своих соплеменников, и призвала не ассоциировать семейство Мелконян со всем армянским народом. Что ж, армянское сообщество — действительно далеко не самая «токсичная» диаспора, проживающая в Волгограде, и конфликтов на национальной или околонациональной почве между русскими и армянами в городе, пожалуй, никогда и не было. Тем не менее русским не нужны милости и доброе отношение от представителей других народов. Русским нужна реально работающая правоохранительная система и политика нулевой терпимости ко всем подстрекателям и сообщникам преступлений. Для нас важно, чтобы наших сограждан не убивали по пустякам и чтобы соблюдались нормы поведения, закреплённые в нашей культуре и законодательстве, а не в адатах, шариате или блатных понятиях о крутизне.

А потому чувство справедливости русского общества может удовлетворить только такой ход следствия, при котором информация о жалобах Романа в полицию будет проверена, а в случае подтверждения проигнорировавшие их сотрудники МВД будут привлечены к ответственности; в отношении Ануш Мелконян будет возбуждено дело о подстрекательстве к убийству, а в отношении её супруга — дело об организации убийства. Насколько удастся доказать эти обвинения, будет зависеть от работы следствия, а степень вины, разумеется, установит суд. Но то, что постановка вопроса должна быть именно таковой, не подлежит сомнению.

Автор: Влад Шлепченко
Фото: пресс-служба ГУ МВД России по Волгоградской

Поделиться ссылкой: