ПУБЛИКАЦИИ

05.10.2018

Эксперт «Двуглавого орла» о Чечне и Ингушетии

4 октября парламенты Ингушетии и Чечни утвердили соглашение, которое положит конец многолетним территориальным спорам.

Согласно документу, чеченская сторона получит часть Надтеречного района. В обмен на это ингушской стороне передадут равносильную территорию на границе с Малгобекским районом.

Однако некоторым представителям ингушской общественности подобный расклад не понравился, в результате чего в Магасе собралось около двух тысяч противников договоренностей.

Как объяснил Царьграду заместитель исполнительного директора общества «Двуглавый орел» Артур Атаев, территориальный спор активизировался после прихода к власти в Чечне Джохара Дудаева.

В 1992 году была образована Ингушетия, которую возглавил Руслан Аушев. Он договорился с Дудаевым о том, что часть Сунженского и Малгобекского районов закрепляется за новой республикой.

«Никакой формальной юридической основы у этого соглашения не было, это была добрая воля двух, так скажем, тогда политических лидеров, лиц, руководителей этих двух регионов», — объяснил политолог.

Однако с 2013 года представители Чечни начали поднимать вопрос о возврате территорий, а глава республики Рамзан Кадыров приказал создать спецкомиссию, которую сейчас возглавляет председатель чеченского парламента Магомед Даудов. С этого момента начинается противостояние между Кадыровым и главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

«Я помню, как Кадыров заявил, что это наша территория. Зачем говорить о возврате, это наша территория де-факто. Вот сейчас была продемонстрирована добрая воля. Фактически прецедентов на постсоветском пространстве вот такого мирного урегулирования территориального спора нет. Чтобы два лидера, на минуточку, как бы не враждующих, но противостоящих друг другу в этом вопросе, смогли договориться, — такого не было. Равноценный обмен территориями, который решал вопрос территориальный», — добавил он.

В результате был достигнут качественный и хороший прецедент, который позитивно восприняли в Чечне. Но в Ингушетии у Евкурова есть противники, критикующие его поступки.

«Вот он закладывает «Сады Ингушетии», предприятие — все равно это вызывает недовольство. Сейчас решен территориальный вопрос — муфтий Хамхоев (а он действительно авторитетный, но он лично противостоит Евкурову) выступил против. Конечно, если такие авторитетные лидеры выступают против, то это вызывает определенную форму политического протеста, выходящего на улицы. Или канализирующегося на улице», — добавил он.

Все это и оказывает влияние на ситуацию. Здесь сошлись интересы противников Евкурова, а также людей, финансируемых из-за рубежа. Речь идет о неправительственных организациях, считающихся иностранными агентами. Они не только активно влияют на формирование протестной массы на улицах, но и пытаются создать для главы Ингушетии негативный медийный образ.

«Хотя, по сравнению с предыдущим главой, у него качественные и количественные показатели роста таковы, что, я считаю, он заслуживает уважения. А третий актор — это непосредственно люди, которые пытаются из-за рубежа управлять ситуацией», — отметил Атаев.

Что касается Чечни, то там такое невозможно по причине сильных позиций Рамзана Кадырова. Он является одним из немногих региональных лидеров, слово которого можно приравнять к закону.

Не исключено, что в Ингушетии попытались повторить сценарий, аналогичный событиям в Кабардино-Балкарии. Напомним, в сентябре в населенных пунктах Заюково и Кенделен произошел конфликт между балкарцами и кабардинцами, который затем перекинулся на Нальчик и Баксан.

К разгону протестующих были привлечены представители правоохранительных органов. Кроме того, пострадали несколько человек. После этого в отставку подал глава республики Юрий Коков.

«Если пойдет веерная протестная масса здесь, такая же протестная акция будет запущена здесь, то личные противники Евкурова (а они очень сильны — сильны экономически, политически, религиозно) пойдут, конечно, вот на это — просто дестабилизировать обстановку. А если получится, то это повод для снятия главы», — считает эксперт.

Учитывая вышесказанное, дальнейшие события в республике могут пойти по одному из двух путей. Первый — это жесткий силовой вариант, который может дать результаты. Второй — это попытка задействовать форму урегулирования между акторами политического противостояния.

«Но она не работает, потому что несколько раз ее пытались внедрить, примирить непримиримое — ничего не получилось. Сегодня в самом маленьком субъекте России на один квадратный километр приходится слишком большое количество политически активных людей, которые претендуют на лидерство», — резюмировал Артур Атаев.

Источник

НАШИ СТАТЬИ, ЦАРЬГРАД ТВ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».