Убийство Императора Александра II. Роковой рубеж

2 марта 1881 года «Московские ведомости» написали: «Ужасный день! Ум цепенеет и отказывается признать совершившееся… Великое горе народное… Тяжкие раны, нанесенные сегодня злодейскими руками, прервали жизнь, драгоценную для России, православного Востока и всего человечества».

Действительно событие, произошедшее накануне, не могло не потрясти. О нем сообщалось в оповещение министра внутренних дел: «Сего 1 марта, в 1 час ¾ дня Государь Император…, на набережной Екатерининского канала, не доезжая Конюшенного моста, опасно ранен, с раздроблением ног ниже колена, посредством подброшенных под экипаж разрывных бомб… Состояние Его Императорского Величества вследствие потери крови безнадежное». Российская империя затаила дыхание и вскоре вышло прибавление к сообщению: «Воля Всевышнего свершилась. В 3 часа 35 минут дня Он призвал Государя Александра Николаевича. За несколько минут до кончины Его Величество изволил приобщиться святых Тайн. Доктора Боткин, Богдановский, Головин, Круглевский, Министр внутренних дел граф Лорис-Меликов». (Стоит все же вспомнить, что еще один взрыв в этот день унес жизни еще двух человек – казак лейб-гвардии Терского эскадрона Собственного Его Величества конвоя Александр Малеичев и 14-летнего крестьянского паренька Николая Максимова.)

Бомба, брошенная 25-летним недоучившимся поляком-студентом подвела итог целой эпохе. Эпохе Великих реформ, эпохе грандиозных либеральных преобразований, благодаря которым Император Александр II вошел в историю как Царь-Освободитель. Наверное, самую емкую и образную характеристику этому периоду русской истории дал литератор Арсений Замостьянов, назвав его «временем великих свершений, непростительных ошибок, прекраснодушных обольщений и жестоких разочарований».

О проведенных Александром II Великих реформах можно спорить до бесконечности. Кто-то назовет их половинчатыми, а кто-то слишком либеральными, один скажет, что благодаря им Россия смогла не потерять место в списке великих держав, а другой, что именно они запустили процесс, приведший к катастрофе 1917 года. И каждый будет по-своему прав. Но единственное, что невозможно отрицать: проведенные Государем реформы по своим масштабам и результатам были одним из главных событий русской истории XIX века. И, как это ни странно, но масштаб этих реформ заслонил саму фигуру Царя-реформатора (хотя, возможно, это наследие советской историографии, всегда ставившей своей целью принизить – если не отрицать – любые заслуги монархов). А ведь эти реформы произошли только потому, что Александр II выступил их инициатором. И не только дал им толчок (знаменитым Рескриптом Назимову), но и сразу же определил какими они будут: либеральными и только либеральными. Ради них Император фактически отказался от того, чтобы сформулировать какую-либо государственную идеологию: господствующей идей всего его царствования стала необходимость проведения структурных преобразований империи. Православие, Самодержавие. Народности были отодвинуты на второй план.

И пусть проведение реформ было доверено либеральным бюрократам, которые ничтоже сумняшеся, как обычно, взяли «за основу» западный опыт, так до конца и не адаптировав его к российской действительности. Пусть, как писал в 1883 году проницательный Иван Аксаков, царь «поколебал всю правительственную систему, созданную петербургским периодом русской истории». Сегодня, когда мы вспоминаем убитого Императора, для нас важнее другое. Нам важнее, что Государь не родился реформатором. Он им стал, потому что вся его жизнь, как и жизнь его отца, его деда и его предков, была отдана России и только ее благополучие было для него решающим аргументом в принятии решений. Сам Александр II, как и его предки, как элита империи, на которую он опирался, были органически связаны со своей страной. Они не были ни временщиками, целью которых как можно быстрее набить карманы и бежать в Туманный Альбион, ни экспериментаторами, ставившими своей целью изменить весь мир, пусть и ценой миллионов жизней. Нет, для них «бытие в стране было тождественно бытию вообще» (слова Марка Урнова).

Сегодня, вспоминая Александра II и его реформы чаще всего повторяют его слова, сказанные в марте 1856 года «Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собою начнет отменяться снизу». Но эта фраза ничего не говорит нам о Государе. Поэтому значительно лучше было бы почаще вспоминать другие его слова, произнесенные в сентябре 1865 года. Тогда, обращаясь к Павлу Голохвастову он сказал: «Я даю тебе слово, что сейчас на этом столе я готов подписать какую угодно конституцию, если бы я был убежден, что это полезно для России. Но я знаю, что сделай я это сегодня, и завтра Россия распадется на куски». Вот это и делает Александра II настоящим Государем, настоящим правителем своей страны: нет ничего, чтобы он не сделал для блага своей Родины. Ради этого жил Император Александр II и за это же был убит.

Вечная Ему память…

Автор: Константин Залесский

Поделиться ссылкой: