«Универсал» Разумовского. История закрепощения малороссов

В Малороссии закрепощение крестьян юридически окончательно оформилось при Екатерине Великой. Процесс этот стал результатом хода всей внутренней жизни названного края, начиная со второй половины XVII века.

Одним из нормативных актов, регламентировавших положение крестьян в XVIII столетии, стал «Универсал» гетмана Кирилла Разумовского 1760 года, который устанавливал для крестьян особые «отпуски», выдаваемые их хозяевами. Без этого документа крестьянин не мог покинуть своего места нахождения и быть принятым другим владельцем. «Универсал» Разумовского породил массу всевозможных злоупотреблений, но юридически всё же сохранял относительную свободу крестьян.

В 1764 году Екатерина II ликвидирует гетманскую власть в Малороссии и одновременно организует Малороссийскую коллегию под председательством генерал-губернатора Петра Румянцева. В особой инструкции Румянцеву указывалось на необходимость окончательного пресечения переходов крестьян. Однако их передвижение продолжалось в виде не поддававшихся учёту тайных побегов.

 

Граф П. А. Румянцев

 

Крестьяне Малороссии

В 1781 году граф Румянцев обратился с докладом к Императрице, в котором просил принять меры для полного запрета крестьянских переходов. На этот доклад последовал Высочайший указ от 3 мая 1783 года, согласно которому велено «…в наместничествах Киевском, Черниговском и Новгородсеверском для известного и верного получения казённых доходов и в отвращении всяких побегов к отягчению помещиков каждому из поселян остаться в своём месте и звании, где он по нынешней последней ревизии записан; в случае же побегов после издания сего указа поступать по общим государственным установлениям».

Императорским указом завершилось прикрепление крестьян в Малороссии к общей массе крепостных остальной России.

Одним из апологетов крепостного права тех лет выступал Григорий Полетика (1725–1784). Основываясь на анализе статей Литовского статута, он высказался о крестьянине как несвободном, безземельном, прикреплённом к помещичьей земле человеке.

К 1820 году тяжёлое положение крестьян тревожило умы многих носителей передовой общественной мысли, в том числе членов императорской семьи. Недостатки крепостного быта в своих произведениях описывали Василий Капнист, Григорий Квитка, Николай Гоголь и другие писатели-малороссы.

В 40-х годах XIX столетия в Киеве организовался кружок молодых образованных малороссиян-помещиков с участием поэта Тараса Шевченко под названием «Кирилло-Мефодиевское братство». Помимо общих гуманных, отчасти политических задач, братство своей целью ставило освобождение крестьян от крепостной зависимости.

Одну из первых попыток в этом деле предпринял черниговский предводитель дворянства Александр Маркович. Он обратился к министру внутренних дел графу Александру Строганову со специальным проектом о даровании свободы тысяче своих крепостных.

К концу царствования Император Николай I осознавал, что Россия не может эффективно развиваться в условиях крепостного права. «У меня подкопана под ногами почва», — говорил он в 1852 году. И даже сам шеф жандармов, руководитель III Отделения Александр Бенкендорф, оценивая реальное положение крестьянства, заявлял, что «крепостное состояние есть пороховой погреб под государством».

 

Слева: портрет Полетики Г. А. Справа: Александр Христофорович Бенкендорф

Ко времени восшествия на престол Александра II отмена крепостного владения была уже настолько назревшей, что являлась не только актом человеколюбия, но и государственной необходимостью. Эффективное развитие России в уровень с другими цивилизованными странами, да и само существование государства не могло продолжаться при сохранении крепостничества. Оно негативно действовало на помещиков и крестьян, социальную, экономическую и политическую жизнь империи. Не было такой отрасли, где бы власть, законодательство и суд не сталкивались с крепостным правом. По этой причине все внутренние преобразования — реформы армии и податной системы, правосудия, администрации и полиции, распространение просвещения — как бы жизнь их ни требовала, не могли быть произведены без того, чтобы предварительно не коснуться данного негативного явления.

По сведениям ревизии 1858 года, население Черниговской губернии составляло 1 471 866 душ обоего пола (православных — 91,8%, евреев — 5,1%, единоверцев и раскольников — 2,8%, прочих вероисповеданий — 0,3%). По сословиям население распределялось так: крепостных крестьян — 38,5%, казаков — 30,8%, бывших государственных крестьян — более 14%, мещан — 9,4%, дворян — 1,6%, духовенства и купцов — по 0,9%.

Большая часть крепостных была сосредоточена в северных уездах губернии. Так, в Суражском уезде их насчитывалось более 57 тысяч, или свыше 50% всего населения. Наименьшее число отмечено в Остерском уезде.

Карта Черниговской губернии (1843)

Многие помещики на фоне слухов о грядущей крестьянской реформе заранее переводили своих крепостных в дворовые, отбирая у них землю, а иногда и имущество. Крестьяне неоднократно жаловались на это губернским властям.

Также была распространена практика перевода крестьян на «месячину», когда они не имели собственных усадеб, жили на помещичьем дворе, играли роль простых рабочих и обрабатывали господские земли.

Отличительной особенностью Черниговщины было наличие в составе её населения невойскового сословия — малороссийских казаков. Они являлись потомками реестрового казачества периода гетманщины XVII–XVIII веков и сосредотачивались на юге губернии — в Кролевецком, Конотопском, Борзенском, Нежинском и Козелецком уездах. В 1846 году их насчитывалось около 420 тысяч. При этом юридический статус этого казачества до конца не был определён. Фактически по своему положению они близко подходили к государственным крестьянам, однодворцам и шляхте Правобережной Украины и Белоруссии.

Казачье малоземелье и борьба за землю в середине XIX века сделали это сословие конкурентом не только дворянства, но и крестьян, что создавало дополнительную социальную напряжённость в губернии на фоне предстоящей реформы.

Когда в октябре 1857 года литовские дворяне обратились к Государю с предложением освободить своих крестьян, Александр II ответил им рескриптом на имя генерал-губернатора Северо-Западного края Владимира Назимова. С целью склонить дворян других регионов последовать такой же инициативе копия рескрипта была разослана руководителям губерний всей империи.

Черниговский губернский предводитель дворянства Николай Бороздна получил названный документ 9 декабря 1857 года. Спустя несколько дней ему также были вручены разъяснения министра внутренних дел Сергея Ланского по данному вопросу. В полученных документах указывались основания освободительной реформы, особо оговаривалась необходимость повсеместного учреждения дворянских комитетов.

Император Александр II

Слева: предводитель дворянства Черниговской губернии Н. П. Бороздна. Справа: один из разработчиков крестьянской реформы граф Ланской

Через две недели Бороздна получает от того же министра конфиденциальный запрос с просьбой сообщить частным письмом, какое впечатление на дворян Черниговской губернии произвели министерские предписания.

В ответе Бороздна писал министру, что дворяне в большинстве своём относятся сочувственно к освобождению крестьян.

Для более детального обсуждения этого вопроса Бороздна пригласил уездных предводителей дворянского сословия на совещание в Чернигов 15 января 1858 года. В связи с болезнью самого Бороздны съезд состоялся 10 февраля. По результатам решили собрать письменные отзывы и повторно обсудить назревшие вопросы 6 мая с целью выработки итогового документа для представления его Государю.

Первый отзыв поступил от дворян Городнянского уезда во главе с Василием Дуниным-Барковским. Всего же высказались 1444 дворянина из различных уездов, большинство которых приветствовали реформу и благосоизволение на то Императора.

На состоявшемся 6 мая 1858 года съезде проголосовали обратиться к министру внутренних дел с просьбой «…повергнуть к стопам Его Величества всеподданейшую просьбу о Всемилостивейшем разрешении открыть губернский комитет для составления проекта положения о крестьянах».

Основной и единственной целью работы создаваемого комитета стало составление проекта положения об улучшении и устройстве быта помещичьих крепостных.

«Открывая дворянству Черниговской губернии, согласно собственному его желанию, средство устроить и улучшить быт крестьян своих на указанных Мною общих началах, Я уверен, что оно вполне оправдает доверие, оказываемое Мною сему сословию, призванием его к участию в столь важном деле и что при помощи Божией и при просвещённом содействии дворян оно будет совершено с желаемым всеми успехом», — заявил Император Александр II.

Вслед за этим произвели выборы депутатов для работы в комитете. Председателем избрали Бороздну, членами комитета В. И. Лизогуба, В. О. Подвысоцкого, П. А. Свирского, Т. И. Соломку и др. Интересы дворян Новозыбковского уезда представляли Андрей Велинский и Алексей Сребдольский. Правителем дел назначили П. И. Богинского.

Слева: Василий Дмитриевич Дунин-Барковский Справа: Алексей Григорьевич Сребдольский

В составе Черниговского дворянского комитета были люди различных взглядов на детали предстоящего им дела. Однако все они без исключения были воодушевлены искренним желанием послужить интересам народа и Отечества. Общий уровень компетентности и профессионализма членов комитета был, несомненно, высок — он включал в себя лучших специалистов по крестьянскому вопросу.

Вот несколько портретов этих людей. Председатель комитета Николай Петрович Бороздна — воспитанник благородного пансиона при Московском университете. Обладал богатым опытом в ведении деловых заседаний. Хорошо знал предпочтения дворян губернии и пользовался у них большим авторитетом, поскольку четвёртое трёхлетие состоял их предводителем. Впоследствии был назначен смоленским губернатором.

Депутат Городнянского уезда Василий Дмитриевич Дунин-Барковский: с учётом образования и способностей участвовал в работе комитета с высоким профессионализмом и отдачей, был прекрасным оратором. Занимал должности екатеринославского и могилёвского губернаторов.

Мглинский депутат Александр Иванович Покорский-Жоравко отличался самостоятельностью взглядов и повсеместной поддержкой интересов крестьян.

Другой депутат от этого уезда, Матвей Анастасьевич Скаржинский, являлся самым младшим по возрасту членом комитета. Его трезвый ум и энергия, рано сформировавшееся чувство критики в отношении рассматриваемых дел представляли большую ценность в работе. Многим он был памятен и как председатель Черниговского окружного суда.

Депутат Суражского уезда Александр Иванович Ханенко принадлежал к культурной и старой малороссийской семье, в которой из поколения в поколение поддерживались любовь и интерес к родной старине и истории. Он был специалистом по земельным и межевым отношениям в Малороссии.

Назначенные правительством в комитет Григорий Павлович Галаган и Василий Васильевич Тарновский принадлежали к числу передовых членов и отражали взгляды правящих кругов в деле освобождения крестьян. Особенно активным был Галаган, часто остававшийся при отдельном мнении и склонявший к нему других. Получив в юности блестящее образование под руководством специалиста по народному просвещению Ф. В. Чижова, Галаган всю свою жизнь совестливо и с полной отдачей работал на поприще государственных и местных общественных интересов.

 

Слева: Григорий Павлович Галаган (1819–1888) Справа: Василий Васильевич Тарновский (1810–1866)

Работа сформированного комитета была торжественно открыта 22 июля 1858 года в присутствии губернатора Катона Шабельского. Обращаясь к членам комитета, губернатор сказал: «Тяжёл предстоящий труд ваш, но ваше благородное стремление к пользам общественным, полное знание края, полагающего теперь на вас все свои надежды, и тёплое участие, принимаемое вами в настоящем великом деле человечества, громко говорят в пользу успеха».

В составе комитета образовали две комиссии: редакционную (в составе В. Д. Дунина-Барковского, А. И. Покровского, А. П. Бакуринского, Г. П. Галагана) и подготовительную (в составе В. О. Подвысоцкого, В. П. Туманского, П. А. Васильчикова, М. А. Скаржинского).

В течение четырёх месяцев работы комитета состоялось 69 заседаний. Каждый вопрос обсуждался подробно и всесторонне, горячие дебаты сопровождались особыми мнениями в записках. Продолжительные прения касались усадебных наделов и оценки земли, обязательных и добровольных выкупов, установления на местах новой сельской администрации.

Проект положения о крестьянах Черниговской губернии был готов к 20 февраля 1859 года. Для его представления правительству избрали В. О. Подвысоцкого и А. М. Марковича.

Работу комитета губернатор закрыл 22 февраля. На торжественном обеде по этому поводу Галаган поднял тост «за здоровье, счастье, благоденствие и спокойствие того класса народа, для которого мы работали».

А. И. Ханенко прочитал свои стихи, заканчивающиеся словами:

…Но вот уж жизнью новой веет.
Настала счастию пора,
И сколько славы и добра
В прекрасном будущем светлеет!
Забвенье прошлому! Вперёд!
Позора сброшены оковы…
И пусть на подвиг жизни новой
Всяк силы новые несёт!

Для рассмотрения поступавших из губерний проектов положений об освобождении крестьян в январе 1859 года в Петербурге были образованы знаменитые редакционные комиссии под руководством генерал-адъютанта Якова Ростовцева.

В качестве экспертов от Черниговской губернии в комиссии пригласили Г. П. Галагана и В. В. Тарновского.

Работа комиссий продолжалась до 10 октября 1860 года. Затем выработанные проекты поступили на рассмотрение Главного комитета, возглавляемого Великим Князем Константином Николаевичем. После продолжительных прений большинство высказалось в пользу выработанного положения об отмене крепостного владения.

 

Слева: Великий Князь Константин Николаевич, родной брат Императора Александра II Справа: генерал-адъютант Ростовцев Я. И.

Документ этот 28 января 1861 года был внесён в Государственный совет на обсуждение. Государь, утверждая журналы заседаний, практически всегда соглашался со сторонниками реформы. Последние обсуждения состоялись 17 февраля, а спустя два дня последовал Указ Александра II Сенату и Манифест, даровавший свободу 22 миллионам крепостных.

«Неблагодарное неуважение и забвение общественных заслуг есть тяжкий грех последующих поколений и истории, а потому мы должны с признательностью помнить имена людей, которые по совести поработали в деле освобождения крепостных крестьян в Черниговской губернии и исполнили свою тяжёлую задачу, самоотверженно потрудившись на пользу крестьянского сословия, с которым их предки и они жили совместной жизнью, часто разделяя и радости, и скорби, посылаемые им судьбою; эти люди искали и в меру своего разумения и сил нашли выход из исторически сложившегося положения, развязка которого с тревогой ожидалась не только многими нашими соотечественниками, но и нашими западными соседями», — так писал, памятуя о деятелях отмены крепостного владения на Черниговщине, Петр Яковлевич Дорошенко (1858–1919), видный общественник, знаток и собиратель украинской старины.

Автор: Александр Дудников, юрист, историк, краевед
Коллаж: Кирилл Круглов

Продолжение следует: «Великие реформы»: отмена крепостного права в Черниговской губернии — Общество «Царьград» (rusorel.info)

Поделиться ссылкой: