ПУБЛИКАЦИИ

02.07.2018

Ужасы Октябрьского переворота глазами художника

Для начала немного истории. Автор картин, которые размещены ниже — художник Иван Владимиров (1869—1947). Как видно по годам жизни художника — в годы Октябрьского переворота и последовавшей за ним Гражданской войны Иван был уже достаточно зрелым человеком и состоявшимся художником, до этого уже получившего некоторую известность.

В начале XX века Владимиров позиционировал себя как художника-документалиста — он работал т.н. «художественным корреспондентом» в русско-японской (1904-905), балканских (1912-13) и Первой мировой войнах. О сюжетах его картин тех лет можно судить по названиям — «Орудие в опасности», «Артеллерийский бой», «Вернулся с войны», «Разведка в ливень», «Допрос пленного», «Усиленная рекогносцировка».

В 1917—1918 году Владимиров работал в Петроградской милиции, где рисовал фотопортреты разыскиваемых преступников со слов потерпевших (аналог художественного «фоторобота»). Во время переворота 1917 года Владимиров сделал множество зарисовок, которые стали потом в сюжеты его картин — на которых хорошо показаны реалии тех дней и истинное лицо большевиков.

Это удивительно, но Ивана Владимирова по какой-то причине не репрессировали в 1930-х — он пережил репрессии и блокаду в Ленинграде, во время которой рисовал плакаты и вёл дневник блокады. Ещё удивительнее то, что многие его работы выставлялись даже во времена СССР в Третьяковской галерее.

А теперь давайте посмотрим на картины.

02. Взятие Зимнего дворца осенью 1917 года. Лица и типажи красноармецев далеки от тех «волевых и целеустремлённых товарищей», которые потом рисовали во всех советских учебниках. Далеки от идеала и их действия — банда красноармейцев ведет себя как обычные пьяные погромщики, стреляя в картины и уничтожая античные статуи. 22 годами позже дети этих красноармейцев будут вести себя также во время «присоединения Западной Беларуси» — с тупой злобой рубя саблями паркет в замке Радзивиллов в Несвиже.


03. А на этой картине изображены большевики на улицах «революционного Петрограда». Как видите, красноармейцы не только ходили строем под бравурные песни про Буденного, но и не гнушались банальными грабежами — на картине запечатлено, как доблестные «красногвардецы Ильича» разгромили винный магазин и напиваются прямо у входа.


04. Внесудебная расправа над «идеологическими противниками-беляками». Обратите внимание на лица красноармецев — это самые настоящие Шариковы. Не вызывает сомнений, что художник на стороне расстреливаемых, и для меня большая загадка — как ему удалось пережить террор 1930-х. Может быть, всё дело в том, что советские власти не видели в картинах никаких противоречий — «а что, всё похоже! Вот это с винтовкой вылитый я, а вот это — мой кореш Коля!».


05. А это — расстрелы в подвалах, которые начались, фактически, сразу после переворота. Лица тоже очень характерные; как позже скажет Иосиф Бродский — «после переворота 1917 года и репрессий в России произошел антропологический сдвиг, от которого она будет оправляться несколько столетий».


06. Реалии 1918 года. На картине вроде бы не происходит ничего особенного, если не знать её название — «Разграбление вагона с помощью от Красного Креста». Скорее всего, вагон грабят те же самые «красноармейцы», которые охранятю железную дорогу — присвоив себе продукты, которые были предназначены для голодающих.


07. Тоже грабеж — на сей раз банковских ячеек, под заумным названием «изъятие награбленного добра». То, что в этих ячейках хранили свои вклады и ценности обычные горожане — никого не интересовало. Имеешь что-то большее, чем драные лапти? Значит враг.


08. Картина под названием «Развлечение подростков в императорском саду».Тут, как говорится, без комментариев — искусство после революции стало «доступно всем». В том числе, и для того, чтобы бросать в него камнями.


09. А вот просто потрясающая картина под названием «Некому защитить» — так сказать, торжество победителей. Два бугая-"красноармейца" подсаживаются к интеллигентной даме в кафе, один из красных бандитов крепко держит её за руку, и можно понять, что ничем хорошим эта встреча не закончится.


10. И ещё одна потрясающая картина из этой же серии, с лицами «победителей» в ложе оперы либо театра. Типажи подмечены просто отлично.


11. Ещё немного «послереволюционных реалий». Голод в Петрограде — люди отрезают куски мяса от трупа павшей лошади, в то время как на заднем плане идут бравурные митинги под красными флагами.


12. И ещё немного о быте тех лет:


13. Картины деревенской жизни тех лет у Ивана Владимирова тоже встречаются. Давайте посмотрим, что изображено на них — может быть, хотя бы в деревне жизнь была получше? Нет, там был всё тот же грабеж. На этой картине показано, как подстрекаемые комиссарами крестьяне разворовывают богатое поместье:


14. А вот те же крестьяне волокут домой награбленные вещи. Так и хочется спросить — «ну что, обогатились? Сильно свою жизнь улучшили?»


15. Впрочем, награбленному «добру» крестьяне радовались недолго — вскоре к ним в дома приехали отряды продразверстки, которые выгребали из амбаров все запасы зерна, обрекая людей на голод.

16. А это — работа в селе так называемого «комбеда», в который набирали всяких сельских алкоголиков — чем более деклассирован был человек и чем более асоциальный образ жизни он вел, тем вероятнее он мог получить место в «комбеде» — считалось, что он «революционный борцун» и вообще молодец, «не работал на царя».

Вчерашние алкоголики и люмпены получили полную власть над судьбами людей, которые советская власть посчитала своими врагами. Хозяйственные крестьяне, работящие зажиточные люди, священники, чиновники — были судимы «комбедами» и часто приговаривались к смерти.

17. Грабеж ценностей из сельской церкви. Большая часть добра, что отняли в церквях и у бывших богатых людей — продавалась на Запад, а средства от этого шли на «советскую индустриализацию». Это и есть реальное лицо "гения Сталина", которого так любят восхвалять сталинисты, в 1920-30-е годы он занимался ровно тем же, чем занимался до революции — грабил людей и тратил деньги на свои прожекты.

Вот такие картины. По-моему, очень сильная серия. Мне кажется, если бы с советских учебниках по истории публиковали их, а не пафосные картинки с «революционными матросами», то отношение к событиям 1917 года у людей было бы совсем иное.

ИСТОРИЯ, МНЕНИЯ, ПОЛИТИНФОРМАЦИЯ, ЦАРСКИЙ ГОД

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».