армия ,форма ,Польша

В Польше испугались воссоединения Белоруссии и России

Польше угрожает «новая форма Российской империи», которая очень скоро может появиться на её границах. В этом убеждён профессор Академии военного искусства Пётр Грохмальский.

Связаны страхи польского эксперта, как нетрудно догадаться, с вероятностью воссоединения России и Белоруссии.

«Именно Белоруссия является ключевой с точки зрения европейской безопасности. Если русские полностью включат эту страну в свою систему, мы столкнёмся с новым видом Российской империи на нашей границе», — заявил профессор Грохмальский в эфире радиостанции Polskie Radio 24.

Полотно пострашнее картины Мунка

Российскую политику польский историк считает не чем иным, как «гигантской и последовательной экспансией». При этом важным форпостом на западе, по его словам, является Калининградская область. Граничащие с этим регионом Прибалтика и Польша находятся всё в большей опасности, констатировал учёный.

Предупреждение профессора прозвучало на весьма интересном фоне: днём ранее посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев встречался с Александром Лукашенко и подарил ему факсимильное издание книги 1866 года, содержащей топографические карты Витебской, Гродненской, Минской и Могилёвской губерний. Как нетрудно догадаться, в издании XIX века все эти территории являлись частью Российской империи.

Подарок, по словам Мезенцева, предназначался Лукашенко в честь недавно прошедшего дня рождения. Сама же встреча с российским послом прошла в преддверии переговоров Лукашенко с Владимиром Путиным, которые назначены на 14 сентября.

Обозреватели массово отметили смущение главы Белоруссии, сконфуженность, с которой он принял презент. В самом деле, выбор подарка оказался неординарным, учитывая тот факт, что ещё недавно Лукашенко любил клятвенно заверять прессу, что Белоруссия никогда не объединится в одно государство с РФ.

Фолк хистори и новая коренизация

Вообще, в современном дискурсе тема независимости бывших советских республик стала священной коровой, которую можно только холить и лелеять. А вот чего нельзя делать, так это сомневаться в целесообразности их существования. Между тем вопрос это не праздный — как минимум потому, что за многими из этих республик не стоит никакого серьёзного исторического бэкграунда.

Достаточно слегка копнуть вглубь веков, и становится заметно, что в летописях ни разу не упоминается славное племя белорусов. Вплоть до начала XX века нет ни одного международного договора, где фигурировала бы Украина. Зато отлично видно, что русский народ был разделён между тремя политическими образованиями: Московским царством, Великим княжеством Литовским и Польшей. Два последних слились в Речь Посполитую (1569–1795), где русские были низведены до людей второго сорта; Москва же стала столицей единственного русского государства, из которого впоследствии выросла Российская империя, вновь собравшая разделённый народ.

Апеллировать к реальной истории наши ближайшие соседи не могут в силу того, что ныне существующие государственные границы принципиально не бьются с историческими, а многовековая история их народов, которые якобы «никакие не русские», в общем и целом восходит к политике коренизации, проводившейся большевиками в двадцатых-тридцатых годах прошлого века. Вот и приходится бедным эксплуатировать «фолк хистори», перековывая польских панов в национальные герои и раздувая пограничные стычки в эпические победы, — разумеется, опять же над русскими.

Рефлексивные судороги и кривляния польской элиты вполне понятны. С одной стороны, Российская Федерация провозгласила себя преемником СССР, и это полностью закрывает вопрос о праве Польши на существование. Но с другой — если в России начнут доставать из архивов и рассматривать карты XIX века, то может внезапно выясниться, что в состав нашего славного отечества входили не только Минск с Гродно, но и Варшава со Львовом и Калишем. А это уже неудобная историческая правда. 

Русские идут?

Тема возможного захвата Прибалтики российской армией всплывает в политической повестке и начинает муссироваться всякий раз, когда Запад начинает опасаться жесткого ответа на свои проделки. С 2014 года обсуждение этой «угрозы» буквально постоянно витает в воздухе.

В феврале 2016-го специалисты американской военно-аналитической компании RAND опубликовали отчет, утверждающий, что российской армии потребуется не более 60 часов, чтобы разгромить армии прибалтийских республик и дислоцированные в них части других стран — членов НАТО и взять регион под свой контроль. В июне 2018-го к похожему выводу пришло командование американской армии в Европе. Проведённые ими военные игры показали, что силы, дислоцированные в Польше, просто не успевают развернуться, чтобы прийти на помощь прибалтам. В качестве ключевого фактора неудачи были названы плохие польские дороги и хлипкие мосты.

В апреле 2019 года польский генерал Вальдемар Скшипчак заявил, что в случае вторжения российской армии НАТО применит против неё ядерное оружие. Более чем смелое заявление со стороны представителя государства, не имеющего ни одной самой завалящей боеголовки.

Рассуждения о возможном, а временами почти неизбежном русском вторжении уже приобрели форму невроза. И если для польской элиты это вопрос застарелого исторического комплекса, то для их старших товарищей — свежая и пока ещё увлекательная мания. Коллективный Запад в этой ситуации напоминает воришку, укравшего чужую вещь и теперь мучающегося ночными кошмарами из-за того, что владелец рано или поздно придёт за своим добром.

Вопрос лишь в том, решится ли Москва заняться наведением порядка на бывших окраинах Империи в обозримой перспективе, или же мы переложим этот груз на плечи наших детей.

Автор: Влад Шлепченко
Фото: pixabay.com

Поделиться ссылкой: