• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

16.10.2019

В шаге от апокалипсиса

Автор:

Александр Музафаров.

Октябрь 1962 года. На космодроме Байконур идет подготовка к запуску космической межпланетной станции «Марс 1». Цель – если не попасть в красную планету, то хотя бы пролететь близко от нее, получить фотографии, измерить магнитное поле и т.д. Подготовка идет не просто, постоянно обнаруживаются проблемы, инженеры ночей не спят (в буквальном смысле) чтобы уложиться в астрономически определенное «окно» запуска.

Как вдруг…...

Неожиданно в проходной, где обычно дежурил единственный солдат, не очень внимательно проверявший пропуска, я увидел группу автоматчиков, а мой пропуск рассматривали с исключительным вниманием. Наконец меня пропустили на территорию «технички», и там, к своему удивлению, я опять увидел автоматчиков, которые по пожарной лестнице забирались на крышу МИКа. Другие группы солдат в полном боевом снаряжении, даже с противогазами, разбегались по периферии охраняемой зоны. Когда я зашел в МИК, то сразу бросилось в глаза, что стоявшая у стенки всегда зачехленная «дежурная» боевая ракета Р-7А, на которую мы никогда не обращали внимания, была расчехлена, вокруг нее суетились солдаты и офицеры, а у нашей, третьей по счету, марсианской — не было ни души.

Меня окружили наши испытатели с недоуменными вопросами и жалобами. Часа два назад все военные получили приказ прекратить работы с марсианским носителем, немедленно готовить к вывозу на старт пакет дежурной боевой машины.

Пока я соображал, что предпринять, в монтажном зале появился Кириллов. Вместо обычной при встрече приветливой улыбки он поздоровался с мрачно-тоскливым видом, как на похоронах. Не отпуская протянутую для пожатия руку, тихо сказал:

— Борис Евсеевич, я должен срочно вам сообщить нечто важное.

Мы с Кирилловым уже давно перешли на «ты», и это его столь формальное обращение на «вы» сразу отбило у меня охоту предьявлять претензии по поводу прекращения испытательных работ в МИКе.

Мы зашли в его кабинет на втором этаже. Здесь Кириллов, заметно волнуясь, рассказал:

— Ночью я был вызван в штаб к начальнику полигона. Там были собраны начальники управлений и командиры воинских частей. Нам было сказано, что полигон должен быть приведен в готовность по расписанию военного времени. В связи с кубинскими событиями возможны воздушные налеты, бомбардировка и даже высадка американского воздушного десанта. Все средства ПВО уже приведены в боевую готовность. Полеты наших транспортных самолетов запрещены. Все объекты и площадки взяты под усиленную охрану. Передвижение транспорта по дорогам резко ограничено. Но самое главное — я получил приказ вскрыть конверт, который хранился в особом сейфе, и действовать в соответствии с его содержанием. Согласно приказу, я обязан обеспечить немедленную подготовку на технической позиции дежурной боевой ракеты и пристыковать боевую головную часть, находящуюся в особом хранилище, вывезти ракету на старт, установить, испытать, заправить, прицелить и ждать особой команды на пуск. Все это уже выполнено на 31-й площадке. Я дал все необходимые команды и здесь, по второй площадке. Поэтому расчеты сняты с марсианской и переброшены на подготовку боевой ракеты. Через два часа сюда будет доставлена головная часть с боезарядом. 

(из воспоминаний Бориса Евсеевича Чертока, руководителя марсианского запуска).

Осенью 1962 года мир застыл на грани третьей мировой войны. Это был тот редкий случай, когда глобальному военному конфликту не предшествовал конфликт политический. Более того, в начале 60-х годов отношения США и СССР вроде бы стали улучшаться. Но оказалось, что оружие может провоцировать войны и без воли политиков.

С момента окончания Второй мировой войны и вплоть до конца 60-х годов США обладали колоссальным военным преимуществом перед Советским Союзом. На вооружении «оплота мировой демократии» имелись тысячи ядерных зарядов и самые совершенные в мире средства доставки. Американские бомбардировщики B-36 и сменившие их B-52 были неуязвимы для советских истребителей. Господство на море позволяло использовать для атомных бомбардировок авианосные самолеты.

Развитие советской ПВО не позволяло надежно прикрыть воздушное пространство СССР. В 1950 году во время войны в Корее, два американских истребителя по ошибке (а может и «по ошибке») атаковали советский аэродром Сухая Речка. Семь краснозвездых истребителей сгорели на стоянках, жертв среди людей по счастью не было. США принесли официальные извинения и примерно наказали пилотов, но для советских генералов звонок был более чем тревожный – два неприятельских самолета пролетают свыше ста километров над советской территорией и успешно атакуют военный аэродром. В памяти всплывали горькие картины июня 1941-го….

Развитие ракетного оружия давало Советскому Союзу шанс отыграться. Трудами русских инженеров были созданы одни из самых успешных зенитно-ракетных комплексов. О чем мир узнал 1 мая 1960 года, когда ракета комплекса С-75 поразила американских разведчик U-2 над Свердловском. А ранее 4 октября 1957 года  на орбиту Земли вышел первый искусственный спутник, наглядно подтвердив факт существования у СССР межконтинентальных ракет.

Однако, советских генералов это утешало мало. Пауэрса, конечно, сбили, но сбили уже над Свердловском. Лети бы он на бомбовозе, с этим крупным городом можно было бы уже попрощаться. Советские межконтинентальные ракеты требовали 12 часов на подготовку к пуску с огромных открытых стартовых корпусов. Да и было их пока чуть более двадцати.  Количество ядерных боеголовок в арсеналах не превышало 300 штук. А противник. Противник имел 6000 ядерных боезарядов, 150 межконтинентальных ракет с получасовой готовностью к запуску, 8 атомных подводных лодок с ракетами на борту, и более 2500 бомбардировщиков, способных достигнуть территории СССР. Слишком много было союзников у США поблизости от советских границ.

Установление коммунистической власти на Кубе в 1959 году дало шанс отыграться. В 1962 году началась сверхсекретная операция «Анадырь». На «остров свободы» было переброшено пять ракетных полков с ракетами средней дальности Р-12 и Р-14, 30 бомбардировщиков Ил-28, другие силы. В общей сложности – 47 тысяч советских солдат и офицеров. Командовал группировкой генерал армии Исса Александрович Плиев.

Разведка США быстро вскрыла появление столь крупных сил на Кубе и вокруг острова были сосредоточены большие силы авиации и флота.

Советских генералов, стремившихся любой ценой добиться паритета в холодной войне, понять можно – люди военные, жизнью рисковать привычные. А вот коммунистическое руководство Кубы… Ведь в независимости от того, чем бы завершилось советско-амерканское противостояние прекрасный тропический остров был бы превращен в каток из радиоактивного стекла. Вместе с населением. Но зато советские ракеты гарантировали власть Кастро и Че Гевары в Гаване. Ради этого стоило рисковать жизнями кубинцев….

В октябре 1962 года противостояние обострилось до предела. Американский флот блокировал Кубу, вынуждая разворачиваться советские грузовые корабли и всплывать подводные лодки. А на Байконуре место марсианской ракеты заняла боевая «семерка».

Пальцы офицеров лежали на пусковых кнопках. Казалось еще момент и начнется хаос – Атласы и Минитмены расцветающие ядерными грибами над Москвой и Ленинградом, советские Р-14 над Вашингтоном и Нью Йорком. Армады В-52 идущие к советской территории и вспыхивающие от попаданий С-75. Советские Ту-16, сбрасывающие атомные бомбы над Лондоном и Стамбулом, отчаянные попытки Ту-95 и М-4 прорваться через Атлантику через многочисленные рубежи ПВО США. И всюду – огонь, смерть и разрушение…... Гибель миллионов, болезни миллиардов людей на зараженной планете. В Белом доме, если бы он уцелел, недолго бы праздновали победу….

Здравый смысл взял верх. В самый последний момент политики дали задний ход. СССР объявил о выводе войск с Кубы, США дали публичное обязательство не свергать режим Кастро силой. И непубличное – вывести ракеты средней дальности с территории Турции. В ходе кризиса погибли 12 американских и 64 советских военнослужащих (по официальным данным).

Карибский кризис заставил советскую элиту «повнимательнее присмотреться» к товарищу Хрущеву.  Через два года его сменил во главе партии и страны товарищ Брежнев. Который, в отличие от Никиты Сергеевича, знал, что такое война не понаслышке. Через некоторое время успехи советских ракетчиков сделали атомную войну невозможной. Мир окончательно перешел к биполярной системе, а холодная война свелась к локальным конфликтам и гонке вооружений. Тоже приятного мало, но по крайней мере не атомный апокалипсис.

1 ноября 1962 года с Байконура стартовала марсианская станция «Марс 1». До красной планеты ей долететь так и не удалось. Бог войны взял жалкий реванш у людей за победу людского здравого смысла.

АВТОРЫ, Александр Музафаров, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».