• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

21.12.2017

Василий Шуйский. Последний царь из рода Рюриковичей

Василий Шуйский вступил на престол 1 июня 1606 года. Его путь к престолу лежал через заговор против самозванца-Димитрия. Лжедмитрий был свергнут 17 мая того же года, убит и разорван разъяренной толпой.
Главный сподвижник Лжедмитрия I и начальник польских военных частей Юрий Мнишек был подвергнут допросу в Боярской думе. Его спрашивали: «почему же воевода ему верил, что он (Лжедмитрий) настоящий», «почему же кровь проливал», «почему король его милость (Сигизмунд III) дал денег», «почему же грамот от нас не ждал»? Убийственные вопросы, которые могли бы перерасти от словесного негодования в открытую ненависть против польских интервентов. Вышло же иначе: воевода Юрий Мнишек заявил, что сами русские люди приняли самозванца за настоящего царя. Пришло время теперь москвичам вспомнить как встречали в 1605 году Лжедмитрия в Москве, как взывал к восторженному люду бывший опричник царя Ивана Грозного Богдан Бельский, держа в руках образ Николая Чудотворца: «Православные! Благодарите Бога за спасение нашего солнышка, государя Дмитрия Ивановича. Как бы вас лихие люди не смущали, ничему не верьте. Это истинный сын царя Ивана Васильевича. В уверение я целую перед вами Животворящий Крест и Св. Николу Чудотворца». Как тогда хотелось мира и благополучия москвичам! К уверениям Бельского добавилось и признание матери, инокини Марфы, которая в новом царе «признала» своего сына. Трудно судить о её мотивах. В тот момент многим хотелось видеть в самозванце царевича, не исключая и самых знатных и влиятельных вельмож.
В общем величальном хоре был человек, который не разделял всеобщего воодушевления. Князь Василий Шуйский подбивал народ на сопротивление иноземцам-католикам. За это его приговорили к смертной казни, а братьев его отправили в ссылку. Когда палач уже занес топор над смутьяном, появился посланный от Лжедмитрия гонец, который радостно объявил о смягчении царем приговора и замене смертной казни ссылкой в Вятку. Царское распоряжение было принято народом с воодушевлением.
Такой моральной поддержки со стороны народа царь Василий IV за четыре года своего правления удостаивался редко. Его приход к власти был результатом переворота. Приверженцы боярина подбивали народ на восстание, громили поляков, всех тех иностранцев, которые своим наглым поведением успели вызвать ненависть у населения. Во время восстания многие из смельчаков пытались прокрасться во двор к польскому князю Константину Вишневецкому с целью грабежа и все они были убиты вооруженными поляками. Однако Василию Шуйскому удалось остановить разраставшиеся по всему городу беспорядки. Он принял решение о своем восхождении на царство, о чем были уведомлены нужные представители знати. Земский собор не собирался.
Многие современники и историки отмечают, что ошибкой Шуйского была его поспешность. В сказании Авраамия Палицына мы читаем следующие строки: «… и устройся Росия вся в двоемыслие: ови убо любяще, ови же ненавидяше его». Русский народ столкнулся с проблемой «двойной присяги»: любое неповиновение царю Василию можно было оправдать сохранением присяги «Дмитрию Ивановичу». Польско-литовские послы, бывшие в то время в Москве, отмечали, что народ и стрельцы «очень жалели о смерти Дмитрия, обвиняя бояр в том, что они его убили». Нежелание принять нового государя в стрелецкой среде создало определенную традицию стрелецких волнений, которая просуществует на протяжении всего XVII «бунташного» века вплоть до Петра I. Последний будет «каленым железом» добиваться от стрельцов повиновения.
В чем же причина той готовности, с которой народ и бояре позволили Шуйскому взойти на престол? Опытный царедворец не без оснований полагал, что если предоставить выбор Земскому собору, то неизбежны осложнения. Основания же для выбора именно его кандидатуры, безусловно, были. Род князя принадлежал к старейшим из русских родов. Шуйские возводили его, как и московские великие князья, к великому князю Ярославу Всеволодовичу и могли потягаться в знатности с московскими «Калитичами». Предки царя Василия IV были независимыми суздальск0-нижегородскими князьями. В 1360—1362 гг. великий князь Дмитрий Константинович, отец родоначальника князей Шуйских Василия Кирдяпы, владел Владимирским великим княжением. В 1392 году московский великий князь Василий I выкупил в Орде ярлык на княжение Нижегородско-Суздальское, тем самым расширив свои земли. После смерти князя Александра Ивановича Шуйского, женатого на дочери Василия I Василисе, в 1418 году Нижегородско-Суздальские земли окончательно переходят под власть Москвы и подчиняются московским наместникам. Но право на «великий стол Владимирский» у Шуйских сохранилось.
Память о былой независимости и политическом значении оставалась в семействе Шуйских, которые в силу своей родовитости были близки ко двору московских государей и принимали участие в дележе власти в годы политических смут. Дед Василия, Андрей Михайлович Шуйский, в малолетство Ивана IV принимал активное участие в учинённом его родственником, Иваном Шуйским, государственном перевороте в Москве. 3 января 1542 года Шуйские фактически стали ведущей политической группировкой во всем государстве. Когда Иван Грозный, повзрослев, получил доступ к браздам правления, то одним из первых его распоряжений была казнь Андрея Михайловича Шуйского (впрочем, возможно, взрослые недоброжелатели Шуйских спровоцировали государя-мальчика на столь суровый поступок). Сыну казненного, Ивану Андреевичу, пришлось положить много сил на то, чтобы восстановить доверие царя. Отец Василия Шуйского служил опричником при грозном царе, а сына своего Дмитрия женил на дочери царского любимца Малюты Скуратова, тем самым снискав царскую милость для своей семьи. Как мы можем видеть, судьба рода Шуйских была тесно переплетена с судьбой верховной власти в России. Царь Василий Шуйский получил от предков многовековой опыт борьбы за влияние на престол вместе с надеждами на новое возвышение рода. Тем не менее, те родовые права Василия Шуйского на московский престол, в которых он был убежден, не были очевидными для всей страны.
После своего «избрания» 19 мая 1606 года Василий Шуйский разослал в города Русского государства «окружные» грамоты. Одна из них содержала в себе текст присяги царю. Другая — крестоцеловальную запись самого царя Василия. Это был отход от традиции: царь раньше никогда не присягал своим подданным. В крестоцеловальной записи говорилось: «целовати крест на том, что мне, великому государю, всякаго человека, не осудя истинным судом з бояры своими, смерти не предати, и вотчин, и дворов, и животов у братии их, и у жен и у детей не отъимати». В грамоте также значилось, что избрание царя произошло «…всем Московским государством» по решению освященного собора и представителей разных чинов от бояр до торговых людей. Здесь же приводилось и наследственное право Шуйских на престол «по степени прародителей наших, его же дарова Бог великому Рюрику, иже бе от Римского кесаря…».
Царя венчал на царство Новгородский митрополит. Посаженный самозванцем патриарх Игнатий был отрешен от сана по приказу Шуйского. На его место был возведен казанский митрополит Гермоген, который открыто выступал против самозванца и поддерживал царя Василия.
Одной из основных задач Василия Шуйского было умерить бушевавшие в стране страсти. Царь начал свое недолгое правление с того, что вернул монастырям многие владения и льготы, которые были у них отняты в прежние времена. В августе 1606 года были возобновлены тарханы суздальских и нижегородских монастырей, т.е. им было возвращено право не уплачивать налоги за имеющиеся в наличие земли. Так Василий Шуйский стремился добиться расположения духовенства. Также 7 марта 1607 года был издан царский указ, согласно которому холопство являлось делом добровольным. Теперь холопами считались только те, кто сам пошел на служение к господину, а не родился холопом. Помимо этого царь Василий издал еще ряд указов, которые регламентировали отношения крестьянина и его господина.
С первых же дней своего царствования Василий Шуйский столкнулся с демонстративным неповиновением. Некоторые окраины России отказались приносить присягу новому царю «на Москве». Приверженцам царя Василия противостояли апологеты царевича Дмитрия Ивановича, якобы спасенного от убийства в Москве. Правительству пришлось иметь дело с армиями под руководством Ивана Исаевича Болотникова (воевавшего от имени царевича Дмитрия), самозванца Илейки Муромца, выдававшего себя за сына царя Федора Ивановича, Петра; Лжедмитрия II; и, наконец с армией польского короля Сигизмунда III.
В декабре 1606 года правительственные силы нанесли сокрушительное поражение мятежным войскам Ивана Болотникова. Болотников был вынужден отойти сначала к Калуге, а потом и к Туле. В мае того же года осаду Тулы вели войска под командованием самого царя Василия Шуйского. В октябре 1607 осада завершилась, мятежники были разгромлены, а сам Болотников ослеплен, сослан в Каргополь и утоплен в проруби.
Осенью 1607 года Орел захватили войска Лжедмитрия II. В начале мая у Болхова Лжедмитрий нанес поражение царским войскам под водительством князей Д.И. Шуйского и В.В. Голицына, после чего вошел в село Тушино под Москвой. Это место стало центральной базой расположения его войск, а сам Лжедмитрий II в народном сознании останется под прозвищем «Тушинского вора». Через недолгое время в Тушино стали прибывать новые силы. Недовольные царем Василием, к мятежникам и интервентам присоединились князья Д.Т. Трубецкой, А.Ю. Сицкий, Г.И. Шаховской, боярин М.Ф. Бутурлин. В создавшейся ситуации царь Василий IV прибегает к помощи иностранного государства: в феврале 1609 года он заключает со шведами Выборгский союзный договор. Россия отказалась в пользу Швеции от крепости Корела с уездом. Взамен Швеция направляла пятитысячный корпус генерала Делагарди в помощь русской армии Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, царского родича. Русско-шведские войска освободили от поляков Старую Руссу, Торопец, Торжок, Кострому, Галич и Ярославль. Скопину-Шуйскому удалось одержать победу над тушинцами, разбив их под Тверью в июле 1609 года. Были деблокированы осаждавшиеся тушинцами Троице-Сергиева обитель и Москва.
Однако жалование иноземным войскам платить было не чем, и наёмники принялись промышлять грабежом в северо-западных русских землях.
В сентябре 1609 года в Россию вторглась польская армия. Войска гетмана С. Жолкевского в генеральной битве под Клушином разбили русскую армию а вместе с нею также иноземный корпус наемников. В самой Москве произошел мятеж под руководством Захария Петровича Ляпунова, в результате которого царь Василий Шуйский был свергнут с престола и предательски передан в руки Сигизмунда III. Умер он 12 сентября 1612 года в плену у поляков в Речи Посполитой.
На протяжении нашей истории отношение к Василию Шуйскому неоднократно менялось. Ему давали как положительные, так и отрицательные оценки. У царя Василия был авторитетный защитник, с мнением которого мы обязаны считаться. Речь идет о патриархе Гермогене. Он поддерживал царя несмотря на очевидные недостатки его правления. Исследователи выделяют некоторые причины, по которым патриарх в условиях Смуты оказывал доверие царю Василию. Во-первых, Василий Шуйский был помазан на царство, и, соответственно, неповиновение ему означало потерю благоговейного отношения к Божьей воле. Во-вторых, Василий Шуйский был легитимным правителем. Он был Рюриковичем и имел права на русский престол. В-третьих, он стремился преодолеть Смуту, остановить разрушение страны и восстановить порядок. По всем приведенным причинам для патриарха Гермогена было естественным оказать противление антиправительственным восстаниям в Москве и Российском государстве в целом; он справедливо осудил выдачу православного царя полякам и не поддержал новое пропольское правительство на Москве. Благословением патриарха Гермогена личность Василия Шуйского заслуживает того, чтобы о нем помнили как о законном русском царе, ставшим жертвой внутренней Смуты и польской интервенции.

Сергей Подчасов

ИСТОРИЯ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».