• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

10.07.2019

Вавилонская башня истории

Автор:

Елена Чудинова.

Некогда род людской был наказан смешением языков. В наши дни, похоже, люди вновь перестают понимать друг друга, даже если говорят на одном языке.

Лишний раз мне довелось убедиться в этом, приняв участие в историческом фестивале в Москве, в минувшем июне. Казалось бы – фестиваль объединяет любителей истории, прежде всего отечественной. А уж площадки по конкретным эпохам – тем паче. Однако изобильное общение с большим количеством других участников показало: история сегодня у каждого – «своя».

И выглядит это устрашающе, чудовищно.

Так, к примеру, один из собеседников долго говорил о том, что «очень негативно оценивает князя Владимира Крестителя». При этом назвал себя православным. Но если на тебе православный крест – кого же тебе больше чтить?

Автору-то этих строк видно, что сей христианин свои неприязни черпает и кладезя мудрости так называемых родноверов. Еще в моей юности ходила по рукам книжка безумца по имени Емельянов. Не книжка, конечно, ксероксы с машинописи. Креститель Руси там определялся как «галахический еврей», ибо мать его была «дочерью шинкаря в Любече». Вообразить только – шинок с горилкой в родоплеменном поселении, где деньги-то существовали в зачаточном состоянии – больше прибегали к натуральному обмену, чем к кунам. Но фантазии альтернативных историков нет предела. Христианство определялось как «предбанник масонства», все вместе было «планом-трёхтысячелеткой царя Соломона против Руси», даром, что никакой Руси при Соломоне еще не было. Владимир же с Добрыней (да-да, с Добрыней Никитичем наших былин!) внедряя новую религию «истребили пять миллионов (!!!) руссов». С современным развитием интернета все эти болезненные фантазмы расцвели пышным, ядовитым цветом. Поисковик покажет картины с бороздящими арийский космос кораблями из экологической еловой древесины, со свастиками по борту. Да, кстати: Нестор «сжег огромные языческие библиотеки».

Нужды нет, собеседник мой этих прелестей не изучал. Но неприязнь к князю Владимиру взята из них. Больше-то неоткуда. Тройная передача: православный услышал от симпатизирующего язычеству агностика, тот – от оголтелого язычника. Что-то утерялось, что-то дополнилось. Результат налицо: хула из уст православного на равноапостольного православного святого.

Кажется иной раз, в одной комнате не соберется нескольких русских, говорящих на одном историческом языке. Преувеличение? Если бы…

В другом углу нашей условной комнаты отрицают монголо-татарское иго, величая Батыя благодетелем, обуздавшим гадких русских князей и подарившим нам «государственность». Тут нападают на академика Б. Рыбакова. Сие инициируют татарские идеологические экстремисты, пытавшиеся посмертно засудить выдающегося ученого. (Добивались запрета его школьных учебников). Но ведь и русские люди впадают в странное возвеличивание врага, пусть даже очень давнего. В это всеобщее одичание своей экстравагантной монголофилией внес заметный вклад и покойный В. Кожинов. А фильмы режиссера Бодрова с его апологией степного разбоя и насилия! Кто и зачем их утверждал к масштабному финансированию? Мы – цивилизация земледельцев, наша военная доблесть – защита родного очага. Сейчас, слава Богу, снят «Коловрат». Хвали, брани, но что-то он да выправит.

Заметим, здесь речь не о ХХ столетии, это тема отдельная. Мы говорим о том, как воспринимается дореволюционная история.

А вот разнузданная клеветническая кампания против … Н. Карамзина. Он был либерал, и всё он наврал, он жег по архивам документы, возвеличивавшие Рюриковичей.

«Либерал Карамзин»… Господи, а кто же тогда консерватор?!

Но и тут решительно все видно невооруженным глазом. Сталинисты вернулись к парадигме семидесятилетней давности. А она выглядела так: пишем «Грозный» читаем «Сталин», пишем «Сталин», читаем «Грозный». Пропаганда трудилась над антинаучным, ни в плохом ни в хорошем не совпадающим с реальным историческим Иоанном, образом «Грозного царя». Это сакрализировался образ Джугашвили, объект того самого «культа». (Делегаты ХХ съезда КПСС едва ли поняли, сколь удачно выбрано слово).

Под «опричниками», разумеется, полагалось понимать не исторических опричников, но сотрудников НКВД, только в тафьях и красивых черных кафтанах.

Я долгими часами могу перечислять поклонников Иоанна, которые при этом – расшибающие лоб сталинисты. (В прямом смысле – некоторые рисуют Джугашвили на «иконах»). Но пальцев на одной руке достанет, чтобы перечислить тех, кто любит Иоанна без кавказского довеска. Но этим последним стоило бы задаться вопросом: готовы ли они открывать этому царю памятник, стоя рядом с Прохановым, Залдостановым и Кургиняном, как это было в Орле? А также – почему им-то нужен только этот памятник, только этот царь?

А им необходимо любой ценой оправдать революцию – очернив три сотни лет взлёта Российской Империи на мощных крыльях, очернив Романовых.

Правдоподобие не требуется. Сегодня люди тяготеют к кратким текстам, броским разоблачениям, экстравагантным выводам. Все это предоставляет интернет – в изобилии. Хулители Высочайшим повелением Историографа трудов его не читали. К чему, если интернет изложит все в нескольких эффектных абзацах? И изложит, и докажет.

Карамзин де нарочно повторял ложь западных недоброжелателей, так как никакого новгородского погрома не было. Некий фантаст находит блестящее доказательство. А погром-то описан в январе! А сказано, что жителей топили с лодок! Ага, попался, отец исторической науки!

«…мифическим опричникам пришлось ездить на лодках по Волхову, который в тот год, по свидетельству летописей, промерз до самого дна».

Не знаю, читал ли сей взаправду летописи. Скорее всего, нет, но русской зимой реки и вправду промерзают. Ну как тут не поверить? Какие еще лодки зимой? Западные клеветники не знали про русские морозы!

Волхов меж тем река особенная. «Еще один природный феномен Волхова – это огромная незамерзающая полынья, вызванная притоком теплых придонных вод Ильменя», сообщают природоведы.

Но, чтобы «разоблачить и обличить», знать, что-либо о новгородском климате необязательно.

Верхоглядство всегда убедительно.

Еще несколько неизъяснимых строк из того же текста. В последнее время у «опричных» гишториков пошла новая мода: «историки недооценили битву при Молодях». Услышав впервые – недоумеваешь: почему же недооценили? У того же Карамзина битва подробно описана и оценена весьма высоко.

Но тут начинается конспирология. Битва при Молодях – важнее Куликовской, Бородина и Полтавы, но злодеи об этом молчат, чтобы умалить заслуги Грозного царя. (А при Сталине-то почему тогда «умаляли»?)

Но кто из доверившихся борзописцам задается вопросом: cui prodest? Сui в девятнадцатом столетии prodest очернять давным-давно умершего правителя? Генрих Седьмой клеветал на Ричарда Третьего. Но он сидел в неостывшем кресле, в результате узурпации и иностранной интервенции, страшно боялся мятежа многочисленных еще сторонников убитого короля и претендентов попрямее. Вот тут prodest так prodest. И с cui понятно. Но первые Романовы ни капельки Рюриковичей не «очерняли», наоборот, Федор Иоаннович при них причислен к лику. И не свергали Романовы не токмо Иоанна, но даже и Федора, избраны законно. И вдруг – после победы над Наполеоном Бонапартом – voila. Не иначе обнаружились тайные потомки Малюты. Набрали мильён войска, дабы восстановить в правах еще одного Димитрия – и пошли на Санкт-Петербург. Нет? Странно.

Но – ать два, левой. Фантаст зачинает:

«Следует также упомянуть об очень важном факте, почему-то неизвестном многим профессиональным историкам: начиная с 1475 года в состав Османской империи входило Крымское ханство»

В самом деле, почему же профессиональным историкам (пожалуй не «многим», а даже «всем») это неизвестно? Может быть просто потому, что Крымское ханство в ее состав на самом деле вовсе не входило?

В 1475 году османы завоевали Феодоро, где жили преимущественно готы и греки, не татары. Это был прибрежный анклав. Даже «фирманы», даваемые крымцам Высокой Портой, под сомнением (см. работы И. Зайцева). Больше того, спустя сто лет как раз Девлет Гирей был в очень напряженных отношениях с Портой, пытался ограничить ее влияние.

Откуда они вообще это взяли? Я думаю, из современной турецкой пропаганды. Евразийцы, а они у нас как один опричные сталинисты, турок и почитАют и почИтывают.

Но о том, входило ли ханство в состав, хотя бы можно было бы поспорить. Да только сам спор невозможен. Нельзя спорить с невеждами.

В той же статье есть места куда веселее. Фантаст, а зовут его, уж ладно, назовем по имени, Прозоров, ничтоже сумняшеся, неоднократно повторяет: Иоанн IV «был последним из рода Рюриковичей». Ну панталончики же твои с палисадничком! А Федор Иоаннович что – не Рюрикович? Около 15 лет правил. Не пустяк. И так – во всем. Сплошной «замерзший до дна Волхов».

Но чего ради шли все эти глубомыслия? Ради вот этих выводов:

«Первый из династии Романовых отдал шведам побережье Балтийского моря и выходы к Ладожскому озеру».

Гмм... Вообще-то эта территория больше ста лет гуляла туда-сюда. И Рюриковичи ее то выпускали, то забирали, и Романовы. Если уж совсем вникать в детали, то отдал ее как раз Иоанн (а не надо было казнить героев Казани и тех же Молодей), но ненадолго. Федор Иоаннович с Годуновым – воротили. Потом понятно, Смутное время, опять потеря земель… Петр воротил все уже основательно.

Но дальше лучше:

«При его (основателя династии, ЕЧ) правнуке была сломана созданная Иваном IV армия и уничтожена промышленность».

С этого момента невежество повествователя делается символическим. Царь, который правнук основателя Дома Романовых – поручик Киже, во всем может и повинная, но несуществующая фигура. Ибо Царевич Алексей Петрович умер раньше своего отца. Петр Алексеевич Первый – внук. Петр Алексеевич Второй – праправнук. Петр Петрович также отца не пережил и номера не имеет.

Венчает все эти «разоблачения» финал статьи:

«Россия стремительно скатывалась в эпоху деградации».

Мы поняли, что «эпоха деградации» это Российская Империя? Итак: фантаст (а таких, как он, – легион) начинает «во здравие»: есть победы русского оружия, которые недостаточно оценены. Бывает. Мы бы охотно о том почитали, когда б выводы подобных мизераблей не оказывались «за упокой»: при Романовых не было ничего хорошего.

А вот это уже измена. Измена клятве, данной русским народом, нашими предками.

Но как же остаться верными этой клятве, если меж нас идут такие жестокие брани?

Ответ прост. Даже очень прост. Когда людям не перекричать друг друга – надо выбрать большую правоту, чем своя, личная. Надо смирить себя.

Смирить себя ради Российской Империи – всем, кому она дорога. Путь всех иных все равно в безысходность, и написано это не для них.

На рубеже ХХ столетия каждый не то, что гимназист, но двухгодичный школьник твердо знал, что в прошлом надлежит оценивать как благо, что – как зло. Миф и факт были в массовом сознании надежно сбалансированы. Российская Империя имела незыблемую этическую сумму своей истории. На этой сумме выросли все герои имперских столетий, все, кем мы гордимся в веках. И Государь Александр Николаевич, и Государь Александр Александрович учились по Карамзину. А Европа могла подождать, пока русский Царь удит рыбу.

Последуем же нашим Царям, а не нашему маленькому «я». Если мы колеблемся, как оценить событие и фигуру – заглянем в старые – те, что с ятями – школьные учебники.

Волга впадает в Каспийское море, Владимир принес свет, Батый проклят в веках, Евпатий Коловрат герой, квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на битву, Иоанн IV хорошо начал свое царствование, но плохо его закончил, Солнце всходит на Востоке и заходит на Западе, Бонапарт негодяй, декабристы – бунтовщики.

Выучим урок. Будем как дети. Дети Империи.

Мы видим, что каждый, из растаскивающих нас в разные стороны, преследует собственные цели. Выше перечислены: язычники, татарские сепаратисты, сталинисты. Но их много больше. Не надо нам ходить ни за одним из меняющих минусы на плюсы и плюсы на минусы.

Изучением частностей должны заниматься архивисты. Этику должен наследовать весь народ без изъятья. С кучей противоречивых русских историй – мы не народ.

Без единой этической суммы мы не сумеем разобраться там, где она еще не выработана: в потрясениях ХХ столетия.

Позволю себе небольшую откровенность, надеюсь, она не слишком неуместна. Душе моей антипатична одна из тех фигур, которым русская традиция дает однозначную восхищенную оценку. Мне легко свое неприятие обосновать. И многие бы поверили: художественной убедительности не занимать стать, да и логические построения удаются неплохо. Но ни единого недоброго слова мною сказано не было – и не будет. Имперская сумма требует: промолчи. Не множь общее нестроение ради удовлетворения личной правоты. В моих художественных книгах, быть может, есть ошибки в частностях, но нет, поручусь, одного: поперёчничанья представлениям предков о Добре и Зле в русской истории.

«Свое мнение» чаще оборачивается соблазном, чем умением мыслить. Наше восприятие мира на девять десятых строится на доверии к другим людям. Всего объять невозможно, десятка жизней не достанет. Мы вправе лично судить лишь там, где сами сидели в архивах. В остальном мы – доверяем. Вопрос лишь – кому? Трехсотлетней истории или чем-то поразившим наше воображение ваятелям сенсаций-однодневок?

Я выберу – триста лет.

В этом мне видится единственная в сегодняшнем смутном дне возможность не отступить от клятвы, данной русским народом в  1613 году.

АВТОРЫ, Елена Чудинова, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».