• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

13.05.2019

Весенние надежды 1919 года

Автор:
Вячеслав Мятишкин

Ровно сто лет назад в мае 1919 года в Ставрополе состоялось событие, ставшее знаковым в истории Гражданской войны – Юго-восточный поместный Собор Русской православной церкви, призванный наладить духовную жизнь на освобождённых от большевиков территориях. Для работы в нём были приглашены не только видные представители духовенства, но также известные интеллектуалы, политики, военные деятели. Новости о заседаниях Собора публиковала периодическая печать того времени, советские же пропагандисты окрестили его «белогвардейским», а организаторов называли «церковной контрреволюцией».

Вдали от резиденции патриарха

Юго-Восточному церковному собору, проходившему с 19 по 24 мая 1919 г., предшествовало начало проведения Всероссийского Поместного Собора Русской православной церкви в Москве (август 1917– сентябрь 1918 гг.). Его результатом стало восстановление в России патриаршества и избрание патриархом митрополита Тихона (Белавина).

Однако работа Поместного Собора была преждевременно завершена в связи с ужесточением религиозной политики большевистского правительства. Поэтому современники усматривали прямую связь ставропольских событий с теми, что происходили в Москве несколькими месяцами ранее. Руководить церковью, равно как и духовной жизнью православных жителей огромной страны, охваченной огнём Гражданской войны, было необходимо. Но в связи с фактической изоляцией патриарха в красной столице это стало фактически невозможным.

Отсюда и главная цель, которую ставили перед собой организаторы Юго-восточного Собора, – создать органы высшего церковного управления на южных территориях, находившихся под контролем антибольшевистских формирований. Вполне логичной стала поддержка, оказанная этому начинанию главнокомандующим Белой армии Антоном Деникиным.

Инициатива духовных пастырей

Одним из идейных вдохновителей и организаторов Собора стал архиепископ Кавказский и Ставропольский Агафодор (Преображенский), чья деятельность на ниве духовного просвещения была известна далеко за пределами губернии: миссионер, просветитель, меценат, по инициативе которого был заново перестроен храм святого Андрея Первозванного, до сих пор считающийся одним из архитектурных украшений Ставрополя.

Значимую роль в подготовке и проведении Собора сыграл также духовный писатель, протопресвитер Георгий Шавельский, пользовавшийся большим авторитетом в кругах военной элиты. С 1911 г. он являлся главой военного и морского духовенства в императорской армии, непосредственно находился в Ставке Верховного главнокомандующего. В 1919 году о. Георгий стал протопресвитером белой Добровольческой армии и вооружённых сил Юга России.

Современные исследователи отмечают, что первоначально столь масштабное мероприятие планировалось провести в Ессентуках (в то время курорт относился к Владикавказской епархии). Однако окончательный выбор был сделан в пользу Ставрополя, куда в итоге съехались 59 делегатов, принимавших участие в заседаниях Собора, местом проведения которого стал храм св. Андрея Первозванного.

Духовенство представляли главы одиннадцати епархий Северного Кавказа, Дона, Кубани, Крыма, Новороссии. Председателем избрали Донского архиепископа Митрофана (Симашкевича), почётным председателем – архиепископа Ставропольского и Кавказского Агафодора (Преображенского). От Ставропольской епархии в работе принимали участие члены Епархиального совета Николай Вознесенский и протоиерей Кирилл Окиншевич, преподаватель Ставропольской духовной семинарии статский советник Яков Сперанский и др.

Единение созидательных сил

Состав Собора формировался не только из видных религиозных деятелей, но и из мирян, в число которых вошли как известные политики, так и яркие интеллектуалы своего времени. Среди них – бывший депутат Государственной Думы Николай Львов; активный участник монархического движения издатель Василий Скворцов; юрист, меценат, внёсший значительный вклад в развитие черноморских курортов, Михаил Рейнеке; профессор, специалист в области церковного права Павел Верховской и др.

Отдельно стоит отметить князей Евгения и Григория Трубецких. Первый – учёный-культуролог и правовед, профессор Киевского и Московского университетов, бывший член Государственного совета. Второй – известный до революции политический деятель, дипломат и публицист, возглавлявший Ближневосточный отдел Министерства иностранных дел.

Примечательно, что общее стремление участников Собора максимально способствовать восстановлению мирной жизни и её традиционного уклада привело к объединению тех, кто ещё несколько лет назад представлял диаметрально противоположные политические силы – от активных членов либеральной партии кадетов до убеждённых монархистов. Присутствовали и представители патриотических организаций, созданных уже после октябрьских событий – Союза русских национальных общин, Всероссийского Национального центра, Совета государственного объединения.
Само собой, активную роль играли представители высшего офицерского корпуса. Кроме главнокомандующего А.И. Деникина, в работе Собора принимали участие генерал-майор Генерального штаба Николай Эрн; генерал-майор Дмитрий Левшин(бывший представителем Добровольческой армии в Кисловодске, Терской области, Дагестане); представитель Донского Войскового правительства генерал-майор Георгий Павлов; представитель Кубанского краевого правительства полковникКонстантин Гаденко и др.

«И во тьме бродит русская душа…»

Начало работы не только в Ставрополе, но и в других южных городах было ознаменовано молебнами и крестными ходами, в которых участвовали тысячи православных верующих. Тревога и боль за судьбу России звучали в речи главнокомандующего А. Деникина.

«В эти страшные дни одновременно с напором большевизма, разрушающим государственность и культуру, идёт планомерная борьба извне и изнутри против Христовой Церкви. Храм осквернён, рушатся устои веры… Погасли светильники у пастырей, и во тьме бродит русская душа, опустошённая оплёванная, охваченная смертельной тоской или тупым равнодушием», – с такими словами обратился к собравшимся генерал.

Впереди ему виделся долгий и кропотливый труд не только на военно-политической, но и духовной стезе: «Борьба с безверием, унынием и беспримерным нравственным падением, какого, кажется, ещё не было в истории русского народа. Борьба с растлителями русской души – смелым пламенным словом, мудрым делом и живым примером. Укрепление любви к Родине и к её святыням среди тех, кто в кровавых боях творит свой жертвенный подвиг».
Участники Собора единодушно констатировали, что истинная цель большевизма заключается в уничтожении тысячелетней русской православной цивилизации, о чём говорилось в обращении к бойцам Красной армии: «Революция – это кровавый поход против Христа. Вот почему вы слепо разрушаете православные храмы, когда синагоги и мечети стоят неприкосновенными… Ни один народ за всю историю не творил таких страшных преступлений, какие сделаны вами за последние два года».
Покаяться и вернуться в лоно церкви призывали заблудших русских людей православные пастыри.

Попытка возврата к мирной жизни

Главным итогом Собора стало создание Временного высшего церковного управления в юго-восточных губерниях бывшей Российской империи, подконтрольных белой администрации. Управление должно было регулировать все стороны духовной жизни православных верующих – вопросы устройства приходов, ведения их хозяйственной деятельности, материального обеспечения и даже церковной дисциплины.

Внимательно изучались материалы, касавшиеся реального положения церковно-приходских школ и духовных учебных заведений. Речь шла как о возвращении церкви ранее реквизированных зданий и обеспечении их дальнейшей работы на средства Добровольческой армии, так и об организации учебного процесса, вплоть до введения новых дисциплин.
Обсуждались вопросы территориального преобразования некоторых епархий (Сухумской, Ставропольской) и создания новых, например, Ростовской и Таганрогской с центром в Ростове-на-Дону.
Незамедлительного разрешения требовали проблемы беженцев, ищущих убежища от революционных потрясений на контролируемых белыми территориях. Резко осуждалась русофобская политика, проводившаяся руководством Закавказских республик, принимались обращения к Верховному правителю адмиралу А.В. Колчаку, атаманам казачьих войск, православным верующим России.
Предполагалось, что такое руководство церковной жизнью будет осуществляться вплоть до окончательного освобождения святейшего патриарха Тихона, которому будет дан отчёт обо всей проделанной работе. Примечательно, что позже решения Собора получили признание патриарха.
 
И русские полки войдут в Москву…

Немаловажно, что собравшиеся в Ставрополе православные архиереи не скрывали своей поддержки Белого движения, приветствовали его грядущую победу: «Победоносные полки Добровольческой армии, объединившие почти весь Юг, Сибирская армия адмирала Колчака, подошедшая к Волге, армия генерала Юденича, освобождающая Петроград, западные полки славян, приближающиеся к Киеву, уже сжали железным кольцом Красную армию. И близок час, когда силой оружия, благословляемые Православной Церковью, русские полки с крестом и священными знамёнами войдут в Кремль Москвы».

Все звучавшие речи и принятые обращения свидетельствуют о категорическом неприятии диктатуры большевиков. Причём позиция эта обусловлена отнюдь не политической конъюнктурой, но подкреплена духовными и моральными доводами.
Действительно, успешное наступление антибольшевистских сил весной и летом 1919 г. вселяло надежду на их скорую неминуемую победу. Но эти чаяния оказались напрасными: осенью обстановка в корне изменилась, белые армии начали своё отступление, в итоге закончившееся поражением и эмиграцией.
Тем не менее история всё расставляет на свои места, и сегодня уже по-новому звучат слова, произнесённые в Ставрополе ровно сто лет назад: «Придут иные дни – дни светлого торжества: воскресения нашей Родины – единой неделимой России».

Источник

ИСТОРИЯ, Кавминводское отделение, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *