• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

25.11.2019

Вице-адмирал Саблин и подготовка Черноморского флота к эвакуации

 Автор:

Дмитрий Володихин.

Вице-адмирал Михаил Павлович Саблин (1869—1920) принужден был заниматься подготовкой Черноморского флота к эвакуации Русской армии с Крымского полуострова и, скорее всего, именно он повел бы Русскую эскадру в Бизерту, если бы не тяжелое заболевание (рак печени), которое свело его в могилу накануне начала Крымской эвакуации. В списках на эвакуацию адмирал Саблин числился, а значит, он надеялся отбыть из Крыма вместе со своими подчиненными. 12.10.1920 года Саблин был из-за болезни заменен М. Кедровым на посту командующего Черноморским флотом. Поэтому в ноябре 1920 года эвакуацию осуществлял уже Кедров, а М. Саблин скончался 17.10.1920 года и был последним из морских военачальников похороненым под сводами севастопольского свято-Владимирского собора, «собора адмиралов».

Приказ об эвакуации был отдан 11.11.1920 года. Иными словами, весь период командования Черноморским флотом до начала эвакуации составил у М. Кедрова менее месяца. Видимо, уместно говорить о том, что первые усилия по подготовке к эвакуации предпринял именно Саблин, который являлся  (в очередной раз, после перерыва в полномочиях) командующим Черноморским флотом с апреля 1920 года (точнее, с 19.04/1.05.1920). Более того, можно с уверенностью утверждать, что ему принадлежит львиная доля заслуг по части подготовки флота к отбытию из портов Крымского полуострова.

Михаил Павлович участвовал в четырех войнах (разгром «восстания боксеров» в Китае, русско-японская, Первая мировая и Гражданская войны). В годы Первой Мировой войны был пожалован Георгиевским оружием. В период с 1918 по 1920 год вице-адмирал чрезвычайно много сделал сначала для сохранения Черноморского флота как боевой силы, а затем для восстановления его в рамках Белого движения. В сущности, на протяжении 1919-го и первых месяцев 1920 года вице-адмирал воссоздавал Черноморский флот, уже умерший, рассеянный, превращенный в руину, и чудом воссоздал его, мало того, довел до вполне боеспособного состояния. Несмотря на несправедливые обвинения М. Саблина в «сотрудничестве с большевиками» и «предательстве России», Михаил Петрович имел в среде военных моряков деникинского и врангелевского периодов весьма высокий авторитет как единственный человек, который способен адекватно командовать флотом в период всеобщей хаотизации. Из-за интриг, смысл которых в общих чертах передан выше,  он несколько раз терял пост командующего флотом, командная компетенция его значительно сужалась. В значительной степени жизнь и службу Михаилу Павловичу затруднял конфликт с А. Колчаком, начавшийся еще в 1916 году, после того, как Колчак получил командование Черноморским флотом, где Саблин возглавлял минную бригаду.

Однако роль незаменимого командира и, быть может, в какой-то степени последнего духовного лидера Черноморского флота вновь возвращала ему командование.

Позднее П. Врангель высоко оценит деятельность Михаила Павловича. По его словам, «…энергичный и знающий адмирал Саблин, несмотря на необыкновенно тяжелые условия, полное расстройство материальной части, сборный, случайный, неподготовленный состав команд, сумел привести флот в порядок. Корабли подчистились, подкрасились, команды подтянулись. Материальная часть в значительной мере была исправлена, в портах были образованы  неприкосновенные запасы (Курсив мой. – Д.В.)…  Военные суда эскадры успешно вели охранную службу побережья, прикрывая наши операции. Производившиеся нами десанты были всегда удачны».

Мнения ряда специалистов о заслугах М. Саблина в период подготовки к эвакуации Русской армии и Черноморского флота, позднее обернувшейся Великим Исходом, звучат сходно: его деятельность на этом направлении оценивается высоко.

Так, биограф М. Саблина, историк В. Крестьянников подчеркивает: «Одним из первых распоряжений генерала Врангеля, учитывая неудачную эвакуацию войск с кавказского побережья и  полный развал войск оказавшихся в Крыму, соблюдая полную секретность, в кратчайший срок подготовить соответствующий тоннаж для перевозки в случае необходимости около 100000 человек в Константинополь. Для этого предполагалось распределить нужный тоннаж по предполагаемым портам посадки. Это распоряжение было выполнено, что способствовало удачной эвакуации из портов Крыма в ноябре 1920 года». Другой историк, Г. Олтаржевский, аналогично говорит о заслугах Михаила Павловича в этом деле: «Главная его заслуга в это время — подготовка флота к эвакуации. Он реально оценивал ситуацию и заблаговременно приказал создать неприкосновенные запасы угля и масла на случай эвакуации. Корабли и экипажи были готовы и, когда наступил критический момент, им удалось организованно вывести из Крыма более 150 тысяч человек. Огромная заслуга в спасении этих людей от большевиков принадлежит Михаилу Саблину». Историк Белого дела А. Кручинин согласен с этими оценками: «…беспрецедентная Крымская эвакуация, — пишет он, — во многом была подготовлена трудами Саблина (в частности, им были заблаговременно созданы неприкосновенные запасы угля и масла на случай эвакуации), вновь “подтянувшего” Флот после тяжелой зимы 1919/1920 года. И спасение десятков тысяч чинов Армии и гражданских беженцев от большевицкой расправы стало еще одной, теперь уже посмертной заслугой адмирала».

Надо учесть, что в последние месяцы командования флотом М. Саблин работал в условиях, крайне неблагоприятных для процесса подготовки к эвакуации в целом. Во-первых, как писал сподвижник Врангеля, бывший государственный контролер Н. Савич, вице-адмирал Саблин командовал флотом, страдая от «страшного недуга», который «подтачивал его организм, лишал сил, энергии». То, что Саблин за несколько месяцев до кончины уже был приведен раком печени в тяжелое состояние, видно и по другим источникам. По оценке А. Кручинина «окончательно слег» Саблин «лишь в сентябре», т.е. незадолго до кончины, но терпел свою болезнь гораздо дольше. Во-вторых, в августе 1920 года Саблин находился в море и должен был уделять значительную часть своего времени и внимания непосредственному командованию отрядом кораблей, занимавшихся обстрелом Очакова и батарей красных, расположенных неподалеку от города.

Иначе говоря, Саблин сумел совершить важные приготовительные действия, несмотря на то, что ему мешали и нехватка времени, и личное участие в боевых действиях флота, и тяжелая болезнь. Это достойно доброй памяти.

Вице-адмирал М. Саблин, стоит повторить, стал последним из русских морских военачальников похороненным под сводами «Собора адмиралов» в Севастополе. Это, конечно, великая честь. Однако, быть может, настало время поразмыслить об отдельном памятнике Михаилу Павловичу – в силу его неоценимых заслуг и перед Черноморским флотом, и перед всей огромной массой эмигрантов, вывезенных Русской эскадрой в дни Великого Исхода, а значит, спасенных от беспощадной расправы большевиков. 100-летие Крымской эвакуации – достойный повод для этого.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».