ПУБЛИКАЦИИ

02.05.2018

Власти Украины санкционировали террор против православных

Хоругвь против пяти ломов – так выглядел поединок главы Союза православных братств Валентина Лукияника с боевиками подчиняющейся СБУ группировки С14, исход которого, на первый взгляд, был предрешен

Валентин Лукияник – человек, не боящийся, живя в Киеве, говорить правду в глаза многочисленным клубящимся там русофобам. А также вместе с соратниками вставать на пути националистов. За что уже не раз жертвовал здоровьем, нервами, имуществом (одежду ему рвали неоднократно, а в 2016-м сожгли квартиру, подбросив в окно второго этажа бутылку с коктейлем Молотова), а однажды — и вовсе карьерой…

Кардиолог — исповедник

В свое время талантливого выпускника мединститута в Черновцах с руками и ногами забрали в Киев, где он стал работать кардиологом в ведущей клинической больнице страны – знаменитой «Феофании». Он отдал этой клинике два десятка лет, а лишился рабочего места практически в один миг (на самом деле «миг» этот растянулся на пару месяцев, поскольку законных оснований для увольнения первоклассного специалиста руководство больницы, на которое надавили сверху, долго найти не смогло, а сам Лукияник поддаваться не собирался, уступив лишь угрозе, что из-за него уволят всю врачебную бригаду). Самое забавное, что в свое время Валентину Борисовичу доводилось лечить и мать Петра Порошенко, и раскольничьего «патриарха» Филарета, который в благодарность, видимо, потом требовал выгнать Лукияника как «врага национальной церкви», и подпольную филаретову «жену» Евгению Петровну…

Но все прошло прахом в 2016 году — после того, как Лукияник в Киеве стал одним из организаторов шествия «Бессмертный полк» в честь отмененного 9 мая Дня Победы. Тогда участникам акции пришлось буквально прорываться через кордоны полицейских и националистов. А после – такой вот «сюрприз».

Впрочем, повторимся, врачу и православному активисту к репрессиям не привыкать. Еще в 2001 году он организовал протесты против приезда на каноническую территорию Московского Патриархата – Украину, Римского папы, но тогда украинская власть предпочла духовной и исторической истине геополитические игры с дурным запашком. Во времена первого майдана Лукияник боролся за православный храм в Тернопольской области, захваченный раскольниками. В той истории хватало всего – и сноса палаточного храма, и избиения поставленного в Киеве изгнанного из храма на Тернопольщине батюшки, и арестов. По факту тогда православные проиграли союзу раскольников и майданной власти, но духовно окрепли.

Покой ему даже не снился

После этого атаки не прекратились, и Лукиянику вновь пришлось быть на острие этой борьбы. Он поднимал народ против попыток узаконить эвтаназию, и против сближения Украины с НАТО. Чем, в итоге, спровоцировал гнев не только украинских властей, но и предателей духовного и исторического единства Руси за церковной оградой, в канонической Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Так, большой симпатизант майдана и украинского национализма, прославившийся тем, что умудрился махать флагом Украины и петь гимн на Святой горе Афон, а ныне главный лоббист автокефалии среди православных, викарий Киевской епархии, на тот момент архиепископ, а сейчас уже митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр Драбинко инициировал отлучение Лукияника от церковного общения. Впрочем, этот запрет был снят впоследствии решением Синода Украинской Православной Церкви.

После победы второго майдана Валентин Лукияник, как было сказано выше, не ушел в тень. Хотя многие его соратники поступили или были вынуждены поступить подобным образом. Напротив, он, оказавшись в самой гуще замешанного западными кулинарами мировых бед варева, продолжал стоять за истину. Например, организовал вышеупомянутое шествие «Бессмертного полка», стоившее ему работы и жилья – нелегко в одночасье оказаться с женой и двумя несовершеннолетними дочерями на улице. Причем на киевской улице…

Но врач не сдался. Первая встреча с его будущими несостоявшимися убийцами из неонацистской группировки С14 состоялась во время акции против планов киевской мэрии снести Десятинный монастырь. Тогда боевики попытались разогнать крестный ход, но у них ничего не вышло. После чего состоялся массовый пикет уже у киевской мэрии, возглавляемой самым «красноречивым» градоначальником постсоветского пространства – экс-боксером Кличко, после которого чиновники притормозили со своими антиправославными планами и вопрос пока повис в воздухе.

Очередной пикет, организованный Союзом православных братств, проходил уже возле Администрации президента Украины – он был направлен против намерений Порошенко выклянчить у Константинополя автокефальную церковь. Незадолго до этого все тот же Драбинко публично обвинил Лукияника в том, что ему «платит Москва» (очень интересно звучит из уст священника, формально принадлежащего к Московскому Патриархату). А также запрещенный в России «Правый Сектор» целый выпуск своей газеты посвятил «украинскому христианству», которому следует избавиться от «московской церкви».

Получили лицензию на убийство

По возвращении с акции на Валентина Борисовича напали пятеро с металлическими ломами. Как нельзя кстати в руках у общественника оказалось древко от хоругви… Потасовку увидели соседи Лукияника, которые вступились за него. Впоследствии ответственность за нападение взяла на себя уже упомянутая выше праворадикальная группировка С14, не скрывающая своих взаимоотношений с СБУ, один из лидеров которой является даже «руководителем Муниципальной стражи Голосеевского района» украинской столицы – одной из постмайданных структур МВД, созданной для того, чтобы хоть чем-то занять убивавших и поджигавших бойцов «Беркута» боевиков.

Сейчас здоровью и жизни Лукияника ничего не угрожает. Но это только сейчас. Потому что напавших на него не задержали. Их даже не стали искать, хотя они особо и не прятались. Примечательно, что до этого инцидента те же прикормленные боевики из С14 ограничивались исключительно «уличными преформансами», такими как обливание оппозиционеров краской, силовой разгон ветеранов или поиск «сепаратистов» в Киево-Печорской Лавре. На откровенное убийство радикалы пошли впервые.

Валентина Лукияника я знаю еще с тех времен, когда до госпереворота жил в Киеве, — рассказал «Царьграду» политэмигрант, в прошлом ополченец Донбасса, журналист Андрей Савельев. — Будем надеяться, что он восстановится и сможет противостоять нацистам и дальше. И все будет с ним хорошо. Все эти нападения явно санкционированы СБУ и властью, мы видим, что раньше они не так смело действовали, но сейчас у них развязаны руки. Видимо, националистам дали зеленый свет, чтобы они помогали проталкивать идею автокефалии, максимально прижать Московский Патриархат.
Потому что власть в Киеве помнит полумиллионный Всеукраинский крестный ход от Донбасса до Почаева, и она действительно боится православных людей. Именно они представляют реальную угрозу созданию из Украины нацистского государства. Я думаю, нападки на православную церковь усилятся: не знаю, дойдет ли дело до полноценной религиозной войны, но вперемешку с эскалацией насилия на Украине это вполне возможно».

В свою очередь, другой политэмигрант, также лично знавший Лукияника, главный редактор газеты «Русь Триединая» Сергей Моисеев считает, что украинские власти сейчас готовы разорвать православную церковь, потому что она одна свидетельствует о каноническом единстве Украины и России.

Сам факт канонического единства говорит о том, что они заблуждаются, — поделился эксперт своим видением вопроса с «Царьградом». – Русское православие как зеркало, в которое они не хотят смотреть. Я думаю, когда они по-настоящему напали на церковь, по-настоящему напали на русский язык, запретив его в школах, они задели основы бытия, словно провод высокого напряжения, и, в итоге, будут сожжены… Я Лукияника знаю около десяти лет как человека несгибаемой воли и пламенной веры.

Киевские власти поняли, что иного способа заставить его замолчать, кроме как убить, у них нет, и единственный способ борьбы с правдой – это уничтожение носителей этой правды. Но мне кажется, что у Лукияника инстинкт самосохранения приглушен. Потому что, находясь на Украине, стоять в огне и не сгореть невозможно, а позволить себе быть опаленным может только человек особой святости. Благодаря подобным людям и событиям очищается церковь. Сейчас церковь Малороссии, называемая сейчас Украинской – это церковь-исповедница».

Моисеев убежден, что Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл должен возвысить свое слово против подобного очевидного беззакония, а Россия – защищать верных чад православной церкви в Малороссии.

Когда Иван Третий узнал, что в Литве начинаются гонения на православных, на православие, он вступил в войну с этим государством и отобрал треть литовской территории, защитив Чернигов, Путивль и Северскую Русь. Другого пути нет. Нужно проявить политическую волю, иначе Бог принудит проявить ее. Там святой град Киев, основа культурного кода нашей цивилизации, если мы сейчас это оставим окончательно, то Бог нас за это по головке не погладит. Церковь – это не организация пацифистов, есть святыни, которые нужно защищать», — подчеркнул собеседник «Царьграда».

Пока же православным на Украине приходится брать дело защиты веры в свои собственные руки.

Топоров Алексей

Источник

 

ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ, ПЕРЕДОВИЦА, ПОЛИТИНФОРМАЦИЯ, ЦАРЬГРАД ТВ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».