• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

17.07.2018

Вячеслав Менжинский: декадент и террорист, эстет и организатор репрессий

«Наше хозяйство будет достаточно обширным, чтобы каждому талантливому мерзавцу нашлась в нем работа», – так некогда изрек Владимир Ульянов-Ленин после революции. Впрочем, о ком он говорил до сих пор точно и не ясно. Наиболее вероятным лицом, в адрес которого и высказался Ильич большинством исследователей российской истории XX века, признается Вячеслав Рудольфович Менжинский (1874—1934).

Личность Менжинского изумительно иллюстрируют ситуацию в предреволюционной России, когда из типичной интеллигентской семьи, не обремененной нуждой и заботой поиска хлеба насущного, выходили люди, готовые перевернуть всю страну с ног на голову ради каких-то мифических «прогрессивных» интересов и своей тяги к неограниченной ни моралью, ни совестью власти.

Вячеслав Рудольфович Менжинский родился в столичном Санкт-Петербурге, в семье православного шляхтича. Отец его преподавал историю в Пажеском корпусе, на Высших женских курсах. Образование в семье приветствовалось и почиталось. Сам Вячеслав, благополучно пройдя полный курс гимназии, потом отучился на юридическом факультете университета и имел полную возможность пойти по стопам отца. Он ведь обладал неплохими способностями к самообразованию и испытывал потребность в получении все новых и новых знаний. Очень рано у Менжинского выявились способности к изучению иностранных языков, привлекало его и литературное творчество.

Учитывая, что в юные годы Вячеслав любил проводить в библиотеках, то реального народа он не знал. Все представления о жизни почерпывались исключительно из книг. Поэтому же пути шел и будущий главный революционер России – Владимир Ульянов. Книги и Менжинскому, и Ленину заменяли живые отношения, статистика – конкретных людей, а революционная западная теория – настоящие факты о сословиях и нациях Российской империи. В таких условиях любовь к Отчизне умирает, но поднимается некое благоговение перед вымышленным идеальным государством и с невероятной силой возникает желание подогнать все и вся под выдуманные цели и задачи.

Вряд ли Менжинский уже в своей революционной подпольной деятельности понимал и простой народ. Любопытно воспоминание одного из участников кружка в Ярославле, где Менжинский изволил вести пропаганду и читать «образовательные» лекции: «По нашему представлению, революционеры должны быть похожими больше на Базарова, чем на денди. Однако в дальнейшем Менжинский, все более привлекая нас на свою сторону, убедил, что быть революционером – это не значит подделываться под народ, одеваясь в сермягу и лапти». Франт и любитель изящности Вячеслав Менжинский, конечно же, не мог казаться нигилистом Базаровым. Да, похоже, что и душевные муки Базарова ему тоже были не ведомы.

В 1905 году, Менжинский в Петербурге входит в состав военной организации РСДРП, то есть попадает в ту структуру, которая непосредственно занимается террором. А что? Если страна представляется как схема или таблица, то никого и не жалко, раз на горизонте маячит светлое будущее под красным стягом. Впрочем, в 1906 году Менжинского арестовывают, прерывая этот этап его революционной карьеры.

Любопытно, что в 1905 и 1907 годах Вячеслав Рудольфович публикует свои литературные опусы, написанные в декадентском стиле. Особо достается Господу Иисусу Христу. Ему Менжинский противопоставляет разбойника Варавву. Христос, по Менжинскому – неудачник, а «революционер» Варавва – герой. Впрочем, в первом своем произведении «Роман Демидова», главный персонаж тоже является символическим отображением революционера. Он мнит себя выше народа, толпы, обывателя и т. д.

Декадентская линия лучше всего проявляется у Менжинского в стихотворной форме:

«Видишь, искуситель! Приношу я в жертву

Низанную счастьем жизнь любезной сердцу.

Сердце, все сквозное, с нитями восторгов

Сплошь заткать согласен блестками позора.

Радости опасной дерзостной работы,

Крики одобренья рыцарей свободы,

Солнечную дружбу, тёплую доверьем,

Сможешь ли затмить ты мерзостным похмельем?

Можешь ли измерить блеск моей свободы,

Бездны притяженье, радость быть собою?

Трусишь? Отступи. Не всякому доступно

Чудное уменье в заповедях скучных

Видеть маяки лишь дерзким искушеньям,

Счастья цель – в разлуке, в дружбе – путь к измене.

Будет! Я решился. Поле за тобою.

Вечную молельню я тебе построю.

Радость! Зазвучали вещие слова:

«В зеркале увидишь образ Божества».

Человек – сам себе Бог! Вот основной вывод, вытекающий из творчества Менжинского. Старинное искушение: «Будете как боги!» накрыло его с головой.

Во время октябрьского переворота 1917 г. Менжинский входил в состав Петроградского Военно-революционного комитета, был назначен комиссаром ВРК в Государственный банк. Некоторое время занимал пост заместителя наркома финансов. Но пошел далее не по этой стезе. После недолгой дипломатической работы. В 1919 году он оказывается в ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией и саботажем).

Все же до 1917 года В. Р. Менжинский не слишком то и выделяется среди революционеров-большевиков. Его «слава» приходится на период, когда он (после Ф. Э. Дзержинского) возглавляет ОГПУ в 1926 году.

Менжинский организовывал террор против крестьян и интеллигенции. Подручные товарища Менжинского людей арестовывали расстреливали, а он как бы оставался в стороне. И ГУЛАГ как система зародился при нем в 1931 г. Заготавливать лес и строить Беломорканал отправлялись «враги народа». При Менжинском, любившем иностранные языки и знавшем их, был репрессирован и на Беломорканале потерял зрение выдающийся русский философ и филолог Алексей Федорович Лосев.

Известно, что Лосева осудили по делу о Церковно-христианской монархической организации «Истинно православная церковь». Но, как раз при Вячеславе Менжинском ОГПУ и практиковала фабрикацию дел по несуществующим контрреволюционным группам.

Декадент, эстет Менжинский перевоплотился из обычного революционного агитатора и террориста в террориста и провокатора государственного масштаба.

Это привычная дорога для тех, кому не понятны ни Жизнь, ни Вера, ни Любовь. Поклонение схеме, возвышает эгоизм и удушает и талант, и доброе сердце.

В. Р. Менжинский после долгой болезни умер в своей постели в 1934. А на смену ему пришествовал Генрих Григорьевич Ягода, совсем не эстетствующих руководитель карательного органа советской власти. Надвинулся «Большой террор». А основы его заложил Менжинский.

Память о террористе и палаче в современной России сохраняется в названии поселка Менжинец (Мытищенский район). Улицы имени Менжинского имеются в Москве, Новосибирске, Ярославле, Красноярске, Ростове-на-Дону, Перми и т. д.

Декаданс и топонимический имморализм, однако.

Александр Гончаров

ИСТОРИЯ, МНЕНИЯ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».