ПУБЛИКАЦИИ

24.08.2017

ХОТЕЛ ПРИСТЫДИТЬ, А ОКАЗАЛСЯ СОВРАМШИ. Протодьякон Кураев и «монархизм» «Матильды»

Не так давно (10 августа в Московском комсомольце») о. протодьякон А. Кураев высказался о скандальном фильме «Матильда», поделившись «сакральным» знанием, недоступным пока многим:
«Я один из немногих людей, которым Алексей Учитель показывал фильм. Он — промонархический. Если уж говорить о том, что в нем искажается история, то скорее в эту строну. Да простит меня Алексей Учитель, но финальная сцена вызывает вопросы. Николай II в день коронации (режиссер своей волей отождествляет ее с венчанием с немецкой принцессой, у него все сразу происходит) вопреки истории приезжает на Ходынку, где уже произошла трагедия. Видя бесконечную вереницу возов с трупами, он встает на колени и просит прощения у своего народа. Исторически он в тот день был на балу у французского посла. Вечером, в день Ходынки, уже получив о ней информацию. Если бы царь и в самом деле не поехал на бал, а отправился на Ходынку и встал на колени, то 1917 года бы не было. То есть в данном случае Учитель очень польстил дому Романовых».
Ключевая фраза тут — «Если бы царь и в самом деле не поехал на бал, а отправился на Ходынку и встал на колени, то 1917 года бы не было». В ней одной отец протодьякон исхитрился, во-первых, мощно польстить не только режиссеру (сам император и все его министры не могли придумать, как предотвратить революцию, а вот режиссер с подходящей фамилией догадался, что надо было сделать, и всем понятно объяснил), но и революционерам всех мастей, от уличных террористов до придворных оппозиционных заговорщиков (которые вдруг бросили бы свою революционную и заговорщическую деятельность, умилившись на коленопреклоненного царя, и занялись бы выращиванием капусты). Во-вторых, оболгать царя. Поскольку отец протодьякон, как человек интересующийся историей, не может не знать, что государь после ходынской катастрофы тяжело переживал случившееся и распорядился оказать пострадавшим медицинскую и материальную помощь, то его слова про бал являются сознательной, преднамеренной ложью. На приеме у посла Николай II с Александрой Федоровной вынуждены были провести 10 минут по дипломатическому этикету, а вовсе не веселились, но отец протодьякон подразумевает, что императорская чета именно развлекалась там, презрев народное горе. И в-третьих, автор процитированной тирады высказал в адрес императора пожелание, несовместимое с собственным церковным саном отца протодьякона. Именно так выглядит предложение «встать на колени», читай, покаяться в чужих грехах — в дурной организации мероприятия и в личных страстях тех тысяч людей на Ходынке, которые так вожделели незначительных в материально смысле подарков, что устремились за ними буквально по чужим головам и по трупам, боясь, что не всем достанется.
Уж не говоря о том, насколько уместно царю-помазаннику вставать на колени перед подданными...
Что это — глупость или привычка ко лжи, ставшая натурой?
Когда-то давно отец Андрей Кураев слыл церковным интеллектуалом, умевшим высказываться умно, тонко, глубоко. Но, видимо, принципиальная позиция — «вы там копошитесь себе в Церкви, а я буду стоять в сторонке, смотреть на ваши глупости, ошибки, грехи, грешки и прегрешения и публично комментировать их, дабы дурь и подлость ваша явлена была всему миру», — со временем делает человека, ну, скажем так, менее умным, чем он был когда-то.
Ведь назвать подобный бред «промонархическим» — это какой же силой упования надо обладать, чтобы надеяться, что никто не прочтет в этой сцене царского коленопреклонения обычный набор советских и либеральных истертых штампов про «царя, во всем виноватого»?
Что же хотел сказать режиссер Учитель оной дикой сценой (которая у отца протодьякона вызывает сомнения лишь в части соответствия историческому факту)? Что русский царь в неоплатном долгу перед всеми. Ему нужно было платить и каяться, платить и каяться все свое царствование, а он вместо этого... поскольку царствование Николая II осталось в фильме за кадром, следует подставить по вкусу: бегал за балеринками, душил свободу столыпинскими галстуками и ленскими расстрелами, закусывал мирными народными депутациями по воскресеньям, как солдафон на троне маниакально развязывал и проигрывал войны, развалил такую страну, не повесил вовремя всех предавших его либералов и генералов, бездарно дал большевикам убить себя вместе с семьей…
Отец протодьякон хорошо сделал, приведя в пример эту сцену. Хотя цель у него была — пристыдить монархистов, которые «фильма не видели, но осуждают», у противников костюмированной поделки-пасквиля появился дополнительный аргумент в пользу того, что она представляет собой забубенный лубок, демонстрирующий традиционную ненависть либерал-большевистской публики к России, русскому самодержавию и персонально последнему русскому государю. Эта ненависть уже больше столетия оперирует невежеством, как самих своих носителей, так и масс, к которым она апеллирует. Доныне у них ничего не изменилось.

Наталья Иртенина

Ссылка на слова протодьякона Андрея Кураева:
http://www.mk.ru/culture/2017/08/10/andrey-kuraev-o-matilde-dom-neporochnogo-zachatiya-nikolaya-ii.html

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».