Третьяковская галерея

Хроники авангарда, или Геноцид русской культуры

В Третьяковской галерее открыли, с позволения сказать, выставку (так называемых) работ, подаренных господином Маратом Гельманом. Третьяковские искусствоведы (если теперь их так можно ещё называть) представили нам «нечто» от художника Алексея Каллимы, рубщика икон Авдея Тер-Оганьяна и некого Олега Кулика.

Антирусское трио

Марат Гельман «прославился» своими произведениями, вроде «Руси Соборной», где он представляет Нашу Страну в виде банок с вставленными в них синими клизмами, изображающими купола церквей. Также сей галерист известен своими выставками, например экспозицией «Родина», где в форме фронтовика с боевыми наградами представлена обезьяна.

Другой «гений» выставленной руководством Третьяковки экспозиции — Авдей Тер-Оганьян, ставший особо известным после биеннале в Государственном Центральном выставочном зале в декабре 1998 года. Тогда (так сказать) государственная администрация выставочного зала фактически соучаствовала в проведении у себя оплаченной Джорджем Соросом акции по «десакрализации» икон. Тер-Оганьян предлагал всем желающим за деньги топором рубить образы Христа и Божьей матери.

Третьим участником нынешних «художеств» руководства Третьяковки стал Алексей Каллима, который известен своим воспеванием дудаевских исламистских экстремистов. На одной из его работ ваххабит убивает пленного русского солдата. Героизация экстремистов, проведших в Грозном этнические чистки русских, евреев и армян, является основным кредо Алексея Каллимы, которое, видимо, близко руководству знаменитой галереи.

Поражает не деятельность этих, с позволения сказать, работников искусства, галеристов и рубщиков, а то, что администрация Третьяковки или Государственного Центрального выставочного зала фактически солидаризируется с авторами рубки икон. Также удивляет и деятельность прокуратуры и СК: ведь очевидно, что если бы Гельман обрядил обезьяну в одежду муфтия или раввина, а не солдата — победителя фашизма, то ему бы пришлось совсем несладко, что и было бы, безусловно, справедливо. В случае с муфтием вмешательства силовиков собственно бы не потребовалось, а понадобились бы услуги похоронной команды, как для «Шарли Эбдо» или как для потомка художника Ван Гога. А вот в ситуации с оскорблением раввина он бы вполне заслуженно получил несколько лет тюрьмы, причём под одобрительные комментарии в СМИ. Но почему-то в истории с русским солдатом, представленным в виде шимпанзе, всё иначе.

Что же касается Авдея Тер-Оганьяна, то тут тоже всё забавно: ну не приходит ему в голову брать деньги (по 200 рублей) за рубку Корана, поскольку это очень дорого ему обойдётся. Как любит говорить наш Президент, Авдей бы в этой ситуации «трёх дней бы не прожил». А вот иконы рубить он не боится, а почему? Да потому, что знает, что его не зарежут и прокуратура закроет глаза. А вот если б он изрубил свитки Торы, то совершенно справедливо получил бы годика три. Но почему же иконы-то рубить можно — это что, попытка спровоцировать в стране народные волнения и дестабилизировать ситуацию?

Наследники разрушителей

Собственно, причина всех этих безобразий лежит в разгроме всего русского в начале двадцатых годов прошлого века, в эпохе, когда Свердлов, Троцкий, Ленин осуществляли русский холокост, прежде всего холокост национальной элиты, церкви и культуры. Вот как это было.

Наряду с уничтожением Российской империи Троцкий, Ленин, Зиновьев осуществляли уничтожение старой русской культуры: поэзии, литературы, архитектуры, образования, музыки. Уничтожалось и запрещалось всё. И наряду с этим национальная русская культура заменялась вновь создаваемым суррогатом, на который, несмотря на голод и нужду, царившие в стране победившего большевизма, тратились огромные деньги. В качестве кузницы своих кадров новые власти создают новые учебные заведения: Коммунистический университет имени Якова Свердлова и Институт красной профессуры. Старая же профессура уничтожается и увольняется.

Одним из лидеров новой элиты, подменившей вырезанную и изгнанную русскую интеллигенцию, стал комиссар отдела ИЗО Казимир Малевич, утверждавший следующее: «Церковь должна быть немедленно закрыта как частная торговля… Нужно разбить семью, ибо всякий, родившийся в коммунистическом обществе, уже принадлежит обществу и его воспитанию. Таким образом, мы придём к беспредметному миру, очищенному от всякой старой формы, и выйдем к супрематии новой формы предметного мира… Да здравствуют красные вожди современной жизни и красное творчество искусства нового».

Идеология, которую навязывал Казимир Малевич, была, очевидно, направлена на подрыв Русского общества и Русской культуры.

Лучшей характеристикой деятелей нового искусства является их творчество. Особенно показательны плоды труда, с позволения сказать, революционных поэтов. Вот стихотворение процветавшего тогда поэта Мариенгофа:

Святость хлещем свистящей нагайкой

И хилое тело Христа на дыбе

Вздыбливаем в Чрезвычайке.

Кровью плюём зазорно

Богу в юродивый взор.

Вот на красном чёрным:

— Массовый террор!

Мётлами ветру будет

Говядину чью подместь.

В этой черепов груде

Наша красная месть.

Мариенгоф (1919 год)

Идеология призыва к геноциду христианской русской тысячелетней культуры в строках Мариенгофа налицо. Чем, собственно, отличаются стихи этого, с позволения сказать, поэта от «Майн кампф» (запрещена в РФ. — Ред.) Адольфа Гитлера — непонятно. Впрочем, не менее гнусны и строки любимого и либералами, и коммунистами Владимира Маяковского:

А мы —

не Корнеля с каким-то

Расином —

отца, —

предложи на старьё меняться —

мы

и его

обольём керосином

и в улицы пустим —

для иллюминаций.

В. Маяковский

Многие из деятелей новой культуры совмещали своё так называемое творчество с работой палачами, причём и то и другое они часто творили не по приказу, а по призыву души. Более того, деятельность новой элиты в области душегубства была направлена на уничтожение именно старой русской интеллигенции. Был такой поэт и одновременно член коллегии ВЧК Эйдук; вот что вспоминает о нём товарищ обер-прокурора Священного Синода князь Н.Д. Жевахов: «В Вологде свирепствовали палачи Кедров (Цедербаум) и латыш Эйдук, о жестокости которых создавались целые легенды. Они перестреляли несметное количество людей и вырезали поголовно всю местную интеллигенцию». А вот стихи этого самого палача и поэта:

Нет большей радости, нет лучших музык,

Как хруст ломаемых костей и жизней.

Вот отчего, когда томятся наши взоры

И начинает бурно страсть в груди вскипать,

Черкнуть мне хочется на вашем приговоре

Одно бестрепетное: «К стенке! Расстрелять!»

А. Эйдук

Ещё одним совместителем среди деятелей нового искусства был Павел Филонов. Он стал не только одним из основателей авангарда, но и председателем революционного трибунала и лично подписывал смертные приговоры.

При этом сами творцы нового авангардного искусства выступили и творцами культов личности. Казимир Малевич стал инициатором создания культа личности Ленина. Вот как он обосновывал этот культ: «Куб — более не геометрическая фигура. Это новый объект, посредством которого мы пытаемся изобразить вечность, создать новый набор обстоятельств — и поддерживать ими вечную жизнь Ленина, побеждая смерть. Смерть Ленина не является смертью, он жив, вечен, и символ этому — новый объект, принимающий форму куба. Проход в куб к телу Ленина — это первый шаг в вечность, в новое будущее».

Атака на православие

Ну что тут можно сказать? Все эти господа Гельманы, Оганьяны, голые актрисы, летающие на помеле в пионерском галстуке, суть всего-навсего робкие последователи Малевичей, Кандинских, Филоновых и Эйдуков. И если нынешние десакрализаторы, работающие за деньги Сороса, хотят сравниться со своими предшественниками, героями двадцатых, то им надо начать с того, чтобы послать группу «Пусси Райот» в Мекку или к Стене Плача, а Марату Гельману — сделать инсталляцию на тему холокоста. Но вряд ли они на это решатся, поскольку фраза «умирать легко» — это лишь театральное пижонство, а умирать-то на самом деле страшно.

И вот выходит, что раз они не готовы десакрализировать всё, а атакуют только православие, то либо они трусы и «творчески не удались», либо Сорос платит только за нападки на Христа, либо они сами ненавидят Россию и православие. Собственно, в этой ситуации российским властям следует начать брать пример с властей Саудовской Аравии и Израиля и жестко пресекать действие сил, пытающихся эти самые власти отправить в утиль, а не заступаться за своих идейных киллеров, оплаченных заморским дедушкой. Тем более что законодательство позволяет разобраться с русофобами так же легко, как с антисемитами или исламофобами.

Не стоит забывать, что Россия стоит на традиционных ценностях русского народа, составляющего 82 % населения страны, и навязывать большинству негативное самовосприятие — дело чрезвычайно опасное для системной устойчивости, особенно в эпоху резкого обострения холодной войны, стремительно переходящей в горячую. На кого будет опираться власть в момент, когда надо будет вновь сказать: «Отступать некуда, позади Москва»? На Гельмана или Тер-Оганьяна? Большевики и Сталин в своё время попробовали это сделать, но не вышло. Пришлось вспомнить про «русских братьев и сестёр». Вот только не было бы поздно.

Автор: Михаил Ширяев
Фото: A.Savin

Поделиться ссылкой: