• 0
    Cart

ПУБЛИКАЦИИ

27.10.2017

Ядовитая память. Революция как механизм слома традиционного общества

Революция никогда не была «локомотивом истории» — иначе почему же СовРоссия так долго выруливала к показателям 1913 года? Революция никогда не была каналом для проникновения какой-то особенной этики будущего в настоящее, ибо в противном случае не победила бы крайне жестокая и архаичная этика, восходящая по своей свирепости и бесчеловечности ко временам первобытным, языческим, ко временам до Крещения Руси. Революция никогда не была процедурой, необходимой для модернизации, поскольку модернизация началась еще в Российской империи и шла полным ходом задолго до 1917-го.
Что же это такое — революция?
Если зациклиться на революционных переворотах в России, суть сего явления будет видна не в полной мере. Но если с высоты птичьего полета взглянуть на череду европейских революций от Английской середины XVII столетия до ее внучек и правнучек в веке XX, то смысл феномена революции становится виден с абсолютной четкостью и прозрачностью. Революция — механизм слома традиционного общества.
Традиционное общество — нормальное состояние социума. Всякий исторический народ, создающий великую культуру, имеет над собой своего рода путеводную звезду — сверхценность, ради которой он готов работать, не покладая рук, творить, жертвовать собой в критических обстоятельствах, сражаться и умирать на поле боя, если это окажется необходимым. Способность подчинять свои усилия, свои идеалы, свои интересы подобной сверхценности и называется Традицией. Именно так: Традицией с большой буквы, а не традициями в духе раз в год с друзьями ходить в баню или устраивать большую свадьбу. Для России, для нас, русских, такая путеводная звезда — православие. Если в традиционном обществе размылась сверхценность, оно теряет смысл существования, а если ослабла Традиция, оно становится бесхребетным. Без православия Россия обессмысливается, без Традиции падает наземь с перебитым позвоночником.
Традиционное общество предполагает воздвижение истинной власти, как правило, монархической или хотя бы содержащей явные элементы монархии. Правитель, осуществляющий власть, перефразируя евангельские слова, не напрасно носит меч на боку: он поставлен защищать веру, блюсти справедливость, оборонять слабых и препятствовать умножению беззакония. Для тех, кто ищет свободы без ограничений, закон и сила правителя ставят рамки.
Традиционное общество наполнено духом честного труда. Всякий, кто желает возвыситься, прославиться, обрести состояние, должен тяжко трудиться или служить там, где он потребен, например, на военном поприще; всякий, кто возвысился, прославился, имеет состояние, должен соблюдать долг в отношении общества, быть живой частицей огромной семьи, притом частицей, которая осознанно заботится о благе остальных частиц.
Традиционная семья основывается не на страсти, а на вере, любви и всей полноте сознательно соблюдаемого долга родителей в отношении детей и детей в отношении родителей.
Вера, любовь, закон, труд, служба, долг — вот слова, наилучшим образом характеризующие традиционное общество.
Общество антитрадиционное — своего рода раковая опухоль. Оно не имеет в себе чести, долга, его вера в глубинных своих смыслах оказывается связанной с поклонением силе темной, богоборческой, а его власть чаще всего сводится в конечном счете к власти денежного мешка. Анклавами антитрадиционного общества может быть и целое государство, и отдельные социальные силы — финансовые дома, партии, клубы, секты, преступные сообщества и этнически окрашенные группировки радикалов. Тут разновидностей много.
Антитрадиционное общество строится за счет узурпации власти, обмана, установления контроля над землями и ресурсами либо силой оружия, либо силой подкупа. Оно в самой основе своей беззаконно, хотя на поверхности это беззаконие может быть защищено целым лесом законодательных установлений и неписаных правил. Это всегда общество, основывающееся на самозванчестве. И, как всякий узурпатор, самозванец, авантюрист, возвысившийся благодаря злой интриге, заговору, перевороту, оно (во всяком случае, его элита) испытывает ненависть ко всему, что живет, получает доход, властвует по праву и по закону. Перехватив власть, антитрадиционное общество с дикой жестокостью (т.е. с жестокостью якобинской, большевистской и т.п.) «зачищает» всё то, что способно вернуть прежний порядок вещей или хотя бы хранит о нем память. Эта память ядовита для адептов антитрадиционного общества в принципе, по одному факту существования.
Разрушая общество Традиции, силы, ему враждебные, всегда и неизменно используют два метода: подкуп и соблазн. Они-то и составляют главные детали в механизме большинства революций.
Россия ни в малой мере не исключение. Ее элита, в значительной степени состоявшая к 1910-м годам из придворной аристократии и родового дворянства, утратила живую веру (не вся, но очень большой процент), заразилась атеистической философией, потеряла понимание того, что без власти царя она ничто, цеплялась за привилегии, искала казенных денег и высоких чинов, но только без «стеснительной опеки» самодержавного государя, без рамок, которые он ставил, как правитель, без тяжелой службы и честного труда. Элита прогнила, стала уязвимым местом Империи. Ее, собственно, и подкупили.
А народ устал от кровопролитной войны. В начале 1917 года Россия, как часть мощной союзнической коалиции, стояла на пороге великой победы, до нее оставались месяцы... Но когда в ход пошел соблазн, солдаты резервных полков перед лицом опасной фронтовой работы дали себя убедить, что отказ от присяги, дезертирство, т.е., в конечном итоге, измена — лучший выход для них и для их родных, близких. Их соблазнили призрачной возможностью не воевать. Так же, как крестьян соблазнили разделом ничтожных земельных владений, еще остававшихся у дворянства, а пуще того — шансом пограбить господские имения. Так же, как рабочих соблазнили возможностью лучше устроить свою жизнь в экономическом плане, управлять заводами, фабриками (а значит, получать от них высокий доход), меньше работать и... опять-таки пограбить богатое население больших городов.
Разумеется, обещания эти не были выполнены, да и в принципе выполнены быть не могли. Война — как внутренняя, так и внешняя — продлилась еще несколько лет и вырвала миллионы людей из жизни. Национализация земли, заводов, фабрик, железных дорог лишила крестьян и рабочих не то что прав на полновластное обладание этими ресурсами, а даже иллюзий того, что люди труда в новом обществе — хозяева.
Революция смела столпы Традиции. Антитрадиционное сообщество революционеров уничтожило монархию, унизило Церковь и (к исходу 1930-х) почти полностью истребило духовенство. Новая власть жестоко расправилась даже с теми социальными слоями, которые пошли на сотрудничество с новой властью: офицерами, инженерами, управленцами промышленности. Казалось бы, разве не были они нужны власти, когда страну опаляло дыхание будущей большой войны, когда разворачивалась индустриализация? Нужны, очень нужны! Однако в них сидела та самая «ядовитая память»: знание того, что такое нормальное общество, нормальная армия, нормальные отношения между людьми, нормальное устройство власти и управления экономикой. Уже по одной этой причине их следовало, с точки зрения антитрадиционной элиты, уничтожить. Из этой же области — уничтожение царской семьи и большинства близких родственников государя Николая II: так ли уж их боялись? Неужто на самом деле верили большевики, что царская семья станет живым знаменем для сил, борющихся за восстановление монархии? Да полно! Среди наступающих колчаковцев не столь уж много было монархистов, невеликое меньшинство. А если даже верили, отчего решили именно убить, притом расправиться самым свирепым образом — когда дочерей государя, невинных девушек, в которых всадили свинец, еще и докалывали штыками, взламывая холодной сталью им ребра? Отчего не упрятать в каменный мешок, просто изолировать? Тут не прагматика, не политика, тут другое: ненависть инстинктивная, исходящая из самых трюмов коллективной души антитрадиционной элиты. Ярость самозванца на истинного государя, который одним своим фактом существования подрывает всю благостную картинку «святой справедливой власти рабочих и крестьян». Пока царь жив, все наркомы — труха...
Вот и убили.
И память «ядовитую» повсюду и везде постарались выжечь каленым железом...

***
Ныне Россия опять движется к восстановлению на своих бескрайних просторах традиционного общества. И, разумеется, опять изо всех щелей доносится проповедь революции. И, в общем, все равно, как она звучит: «Сталин был молодец» или «нам не надо Путина», или, скажем, «долой попов на мерседесах», или «принятие православия было ошибкой» и т.п. Суть одна: опять попытаются снести традиционное общество. А оно у нас сейчас еще молоденькое, мяконькое, не заматерело...
И если поддаться, опять будет революционный ад, гражданская война, расстрельщина, нищета и боязнь лишний раз слово сказать против какой-нибудь новой лево-радикальной власти, людей «святой свободы», которые, как известно, и есть «всё самое светлое, чистое, креативное» т.п. И опять будет разгром Церкви и унижение веры. И опять — грабеж с переделом имущества пополам.
Россия так дорого заплатила за «уроки революции», что было бы чистым безумием хотя бы маленький шажок сделать в этом направлении вновь. Да упаси, Господь! Ничего не улучшат и всё сломают — вот каков будет итог работы очередных революционеров. Так что... да будут прокляты.
Нет. Не сдавать ни миллиметра.

Дмитрий Володихин

ИСТОРИЯ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

  • http://evgen-bykow.narod.ru/ Евгений Евгеньевич Быков

    Неспроста именно сейчас, к столетию «подвига» ТОВАР-ищи особо громогласно фикстулят об «утерянном рае» материального прогресса. Этими воплями они хотят заглушить просыпающуюся ПАМЯТЬ и перехватить, как и сто лет назад революционную, таки, инициативу. Но, будем надеяться, верить и ДЕЛАТЬ всё возможное, чтобы наши сограждане не повелись снова на ХОЛОСТОЙ выстрел, подобный прогремевшему на Неве 100 лет назад...

  • Karamelyka

    «Ныне Россия опять движется к восстановлению на своих бескрайних просторах традиционного общества.»

    Оригинал: rusorel.info/yadovitaya-p...nogo-obshhestva/

    В «лучших» традициях ! ...)

    uploads.disquscdn.com/ima...fc964cfc605e.jpg uploads.disquscdn.com/ima...2a9faf56572b.jpg uploads.disquscdn.com/ima...8b0c12f8ca04.jpg uploads.disquscdn.com/ima...1d2b95336785.jpg uploads.disquscdn.com/ima...91d40337f744.jpg

  • Alr_E

    Прошло почти 30 лет после распада СССР, но люди продолжают верить в коммунизм. Потому что в СССР была создана новая религия — коммунизм. Она основана на вере в рай на земле. Строительство коммунизма было провозглашено на основе атеизма. Но для настоящего атеиста, Бог — пустое. А с ничем борются только идиоты. Значит воинствующий атеизм на самом деле боролся за место для новой религии — коммунизма. Достаточно рассудительный или просвещённый человек понимает, что коммунизм — вечная мечта, он не осуществим в силу человеческой природы. Православные верят в Рай на Небе, в вечном духовном мире. Ясно, что две религии не могут мирно сосуществовать, так как они противоположны по сути и природе. Так что «православный» коммунизм — не более, чем новый «светлый» облик нечистой силы и её слуг на земле. Даже если они проповедуют его по заблуждению. Ничего общего у Света с тьмой быть не может.