ПУБЛИКАЦИИ

17.12.2018

Забытая школа Сергея Александровича Рачинского

Мы привычно ругаем политиков и «деятелей искусства», ворчим о нелепых теориях современных экономистов и возмущаемся от решений правительства и российского парламента. И все это часто происходит при одновременном повторе одной и той же фразы: «А в СССР то лучше было!»

Было ли реально лучше в Советском Союзе или нет, здесь мнения могут расходится, тем паче и сам СССР в разные годы был абсолютно разным, а на памяти нынешних поколений отразился отпечаток государства, существовавшего в так называемый «брежневский период». Но, впрочем, далее разговор пойдет совершенно о другом. Верхушку современной элиты Российской Федерации составляют люди, получившие образование и воспитание в период поздней советской школы. То есть, если вам не нравится политика и экономика сейчас, то рекомендуется вспомнить откуда вышли нынешние управленцы, композиторы и писатели, из какой школы в конце концов.

Мне не хотелось бы дурно говорить о советской школе – я сам вышел из нее, да и, честно сказать, в области математики и естественных наук она вполне преуспевала, но вот в отношении истории, русского языка и литературы, перегруженных идеологией победившего атеизма и грубого материализма, она просто оказалась достаточно слабой. Нельзя безнаказанно мазать черной краской огромные эпохи развития страны и выбрасывать из литературы неугодных партработникам поэтов и писателей, либо оставляя того же Достоевского, преподносить его творчество с классовых позиций. Воспитание ведь строится на гуманитарных дисциплинах, прежде всего, а внеклассовые мероприятия его заменить полноценно не могут. Особенно ежели последние ориентируются на очередную «линию партии».

По сути, гибель СССР в 1991 году была предрешена советской школой, а не негодяйством отдельных, пусть и высокопоставленных лиц. Школа изначально заставляла советского человека искать материального и комфортного «жития», обращала внимание на то, что, мол надо догнать и перегнать Запад и заставляла задумываться о «нецивилизованности» русских, если державой владели постоянно «консервативные» цари, а «прогрессивные» восстания Болотникова, Булавина, Разина и Пугачева проваливались раз за разом.

«Ягодки» постсоветской школы мы будем собирать в ближайшем будущем, пока видны только «цветочки», но и они уже не нравятся нам. В таких условиях необходимо искать выход, подобно группе незадачливых туристов, заблудившейся в пещере и решать: разбить лоб, пытаясь продолбить твердь тупика, вернуться и пойти в старый тупик, из которого только что вышли перед попаданием в новый или же, рассудив спокойно, попытаться найти указатели, оставленные другими людьми, для того чтобы вернуться к солнышку и зеленой траве.

Церковно-приходская школа Царской России ныне незаслуженно забыта. А между тем после реформы, осуществленной К. П. Победоносцевым, церковно-приходское образование не только ни уступало земскому, но по многим параметрам просто и превосходило его.

Одним из выдающихся русских педагогов, соратников Победоносцева, являлся Сергей Александрович Рачинский (1833–1902), создавший уникальную систему обучения крестьянских детей в церковно-приходской школе (родовом имении Татево).

Сам Рачинский являл собою тип человека науки, ринувшегося поднимать образование в российской глубинке.  Бывший профессор Московского университета, потративший на Татевскую школу почти все свое немалое состояние, великолепно осознавал важность обучения детей: «Вопрос о современной русской школе не есть вопрос технический и частный, зависящий от более или менее успешной деятельности того или другого правительственного ведомства, не есть вопрос программ и более или менее практически устроенного надзора. Это – вопрос роковой и грозный. От качеств ныне подрастающих русских поколений зависят судьбы мира.»

Школа Рачинского строилась на тесном содружестве крестьянской общины и храма. Религиозно-нравственное воспитание Сергей Александрович ставил превыше всего. Нет, он не забывал точные науки и историю с литературой, ни в коем случае. Достаточно вспомнить знаменитую картину художника Николая Петровича Богданова-Бельского, внебрачного сына бедной крестьянки, прошедшего церковно-приходскую школу Рачинского под названием «Устный счёт. В народной школе С. А. Рачинского» (1895 г.). Попробуйте в уме, дорогие обыватели XXI века, решить пример, записанный на доске. Сложно? А крестьянские дети великолепно справлялись с этим заданием.

Рачинский не только организовал одну школу, но спровоцировал через своих учеников, особенно тех, кто стал учителем или принял духовный сан, развертывание целой цепи церковно-приходских школ, где работали педагоги по его методике, использовали им подготовленные задания и руководствовались русской идеологией при воспитании подрастающего поколения.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), епископ Русской Православной Церкви и военный хирург так оценивал труд Рачинского по христианскому воспитанию детей: «Педагог С. А. Рачинский (1836—1902), магистр ботаники, профессор Московского университета, оставил профессуру, во имя Христово пошел в народ и, поселившись в деревне, всецело посвятил себя народу. Считая, что школа должна быть прежде всего «училищем благочестия и добрых нравов», он создал новый тип школы, в которой одним из самых главных предметов была христианская мораль.

Христианство – это не культ страдания, не культ пассивного терпения. Мы уже говорили о том, что христианский крест есть символ мужества, преодолевающего страдания, символ подвига, совершаемого в борьбе за правду. Способность добровольно идти на жертву для спасения других говорит о силе духа, а не о слабости и пассивности.»

Сам Сергей Александрович никогда не скрывал своих целей и верил в успех народного образования, продвигаемого не шумом революционных речей, но тихим и упорным трудом: «Современная Россия не вся в поругании святыни, в хищениях и глумлениях, во лжи адвокатских речей и журнальных писаний, в тупом разгуле кабака и в откровенном разврате образованных классов. Есть течения иные, сокровенные и глубокие, есть чистые люди, есть добрые дела…»

Церковнославянский язык Рачинский почитал насущной необходимостью для развития детского разума и родной речи: «Обязательное изучение языка мертвого, обособленного от отечественного, целым рядом синтаксических и этимологических форм, а между тем столь к нему близкого, что изучение его вполне доступно на первых ступенях грамотности, – это такой педагогический клад, которым не обладает ни одна сельская школа в мире. Это изучение, составляя само по себе превосходную умственную гимнастику, придает жизнь и смысл изучению языка русского, придает незыблемую прочность приобретенной в школе грамотности».

Церковно-приходская школа, организованная по Рачинскому, подарила России сотни и сотни выдающихся людей, среди которых были и духовные писатели, и инженеры, и организаторы производства, и пастыри, и архипастыри.

Но сейчас Рачинского только иногда вспоминают, проводят научные конференции по его наследию, а вот его методику в реальную школу не вводят. Возвращение того же церковнославянского языка в школьную программу значительно бы улучшило качество грамотности современных учеников, да и лучшему усвоению материала на уроках литературы. Стихотворения Александра Сергеевича Пушкина становятся более понятными при знании церковнославянского языка.

Современная российская школа в тупике и ей постоянно рекомендуют обратиться к опыту советской школы. Однако, зачем обращаться к тому, что не формировало истинного патриота Отечества, но материалиста, сдавшего тот же СССР за мишуру из модных тряпок? Давайте повернем свой взгляд к старой русской школе, к тому же Рачинскому. Это будет во сто крат плодотворнее и плодоноснее.

Александр Гончаров

АНАЛИТИКА, ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, НАШИ СТАТЬИ , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».