• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

23.12.2018

Забытый имперский ученый Александр Андреевич Тихомиров

 Над Россией весит темная пелена какого-то сумбурного рока. Мы постоянно вспоминаем тех, кто работал на разрушение нашей веры, нашей культуры и нашей державы, но редко обращаемся к светлым образам писателей, ученых, художников и инженеров, потрудившихся на благо России.

Имя Александра Андреевича Тихомирова (1850—1931), являвшегося современником известнейшего русского теоретика монархии Льва Александровича Тихомирова (1852—1923) и святителя Луки (Войно-Ясенецкого) (1877—1961) основательно подзабыто. Его труды, практически не издаются, а между тем они не потеряли своего значения и до сих пор.

А. А. Тихомиров прожил долгую и славную жизнь. Он имел, как бы мы сейчас сказали, два высших образования: юридическое (кандидат права) и биологическое (доктор зоологии). Но он не являлся чисто кабинетным ученым. Тихомиров стал основателем русского шелководства, участвовал в его развитии (для чего совершал специальные экспедиции) и написал несколько пособий по развитию практического шелководства.

Тихомиров пользовался авторитетом в научной среде. А в 1896—1904 гг. руководил работой Зоологического музея Московского университета. В 1899 году Александр Андреевич возглавил Московский университет. С поста ректора он ушел в 1904 году.

После революции 1917 года А. А. Тихомиров проживал в Сергиевом Посаде, терпел изрядную нужду, ибо советская власть отменила все пенсии Царской России. Но он встречался со своими учениками (которые старались даже привозить учителю и еду, и деньги) и продолжал скромную ученую деятельность до самой своей смерти.

Надо сказать, что Тихомиров еще являлся действительным членом Императорского общества истории и древностей Российских при Московском университете и огромное внимание уделял развитию образования в стране. Впрочем, и здесь он не отходил от дел насущных. Известно, что Александр Андреевич проводил лекции для рабочих по своей специальности, а его книги издавались для них же Комиссией по устройству чтений для московских фабрично-заводских рабочих. Причем Тихомиров не прерывал свою лекторскую работу и в годы Первой революции, когда это делать было просто опасно из-за революционеров.

Александр Андреевич Тихомиров как бы выпал из истории российской науки. Тому имелись явные причины. Во-первых, он принадлежал к правому промонархическому преподавательско-студенческому академическому движению, развернувшемуся в русских высших учебных заведениях в пику революционным профессорам и студентам. Во-вторых, Тихомиров принадлежал к числу яростных противников дарвинизма и занимался активной контрпропагандой (причем научно обоснованной и доступной по смыслам всем слоям российского общества). Достаточно вспомнить такие работы А. А. Тихомирова как «Вина науки: (Спинозизм и дарвинизм)», «Самообман в науке и искусстве: (Ч. Дарвин и гр. Л. Толстой)», «Научно ли антихристианское воззрение на природу человека?», «Ложь, как неизбежное следствие антихристианства» и «В области биологии: К чему ведет безверие в науке и философии».

Александр Тихомиров писал: «Мы должны признать несомненным, что современные просвещенные массы находятся в состоянии тягчайшего самообмана: они склонны верить в истинность миросозерцания, хотя бы и несовместимого с учением Христа. Они не хотят видеть, что всякий, проявляющий эту склонность, уже тем самым отрекается от Христа, а, следовательно, становится Его врагом, хотя, быть может, и не вполне сознательным.

Вот каково положение современных нам просвещенных масс. Их воззрения ярко выразились в дарвинизме с одной стороны, в проповеди гр. Толстого – с другой. Что с истинно христианской точки зрения учение Дарвина и проповедь гр. Л. Толстого есть соблазн, в том не может быть никакого сомнения, но главное несчастье нашего времени заключается именно в том, что успех этого соблазна был обеспечен не так его силой (перед учением Христа все его враги по существу бессильны), как готовностью идти на этот соблазн тех, кого на него толкали. Вот почему все истинно верующие во Христа должны быть здесь на страже, и, если велика ответственность соблазнителей, то не свободны от нее и те, кто, имея в руках верное орудие борьбы с соблазном, от этой борьбы уклоняются, ведь дело зашло уже очень далеко.»

Для А. Тихомирова «дарвинизм» никак не научная теория, но антихристианская философская система. И в этой мысли он был далеко не одинок. Достаточно припомнить слова святителя Луки (Войно-Ясенецкого), доктора медицинских наук, пусть и сказанные позже: «Дарвинизм, признающий, что человек посредством эволюции развился из низшего вида животных, а не является продуктом творческого акта Божества, оказался только предположением, гипотезой, уже устарелой и для науки. Эта гипотеза признана противоречащей не только Библии, но и самой природе, которая ревниво стремится сохранить чистоту каждого вида, и не знает перехода даже от воробья к ласточке. Неизвестны факты перехода обезьяны в человека.»

Сейчас принято обелять английского «обезьяноведа» Ч. Дарвина, заявляя, что он чуть ли не слыл правоверным христианином. Но дадим высказаться самому Дарвину: «Понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим. Но происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения. И в самом деле, вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным... Отвратительное учение!» И еще: «Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, или рационализма, на протяжении второй половины моей жизни» (См.: Дарвин Ч. Воспоминания о развитии моего ума и характера. Сочинения. Т. 9. Москва: Изд-во АН СССР. 1959.).

Дарвинизм в СССР был канонизирован, а поэтому и вспоминать православного ученого А. А. Тихомирова – успешного противника Тимирязева и Мечникова в «дарвинистском» споре, как-то было не с руки.

Говоря об Александре Андреевиче Тихомирове нельзя пропустить его публикацию «Святой долг науки» (1915 г.). Если Тихомирова прочесть внимательно, то окажется, что он один из первых увидел за Райхом Кайзера, замаячившие знамена Третьего Райха Гитлера. Тихомиров отмечал: «Немцы тотчас же почувствовали, что в прах должны рассеяться мечты об их высшем положении и о ничтожестве вызванных ими на борьбу народов. Где же, однако источник этих мечтаний и почему так охотно стали исполнять немцы приказ своего полного ничтожных побуждений повелителя «не щадить ничего»? Увы! Германия уже давно впала в богоборство. Вильгельм и его войска томятся той же, жаждой, которой томился и Ницше…

Отказавшись от морали и ведя злобную войну с христианством, Ницше, как уже отмечено, проповедуя своих «высших» людей, своего «сверхчеловека», на самом деле проповедовал «сверхнегодяйство», в омут которого и бросились ныне войска наших врагов со своим повелителем во главе».

Читая Александра Тихомирова отлично понимаешь, что нацизм в Германии – это плод «просветительской» демагогии Геккелей и Ницше, плод «прогрессивного» восхождения атеистического «сверхнегодяйства».

И Тихомиров совершенно прав, утверждая, что источник Первой Мировой войны – это самообольщение, союз науки, атеизма и антихристианства, и, в конечном счете, «отображение первородного греха».

Тот же источник выплеснул себя и во Вторую Мировую войну, да и сейчас отнюдь не заглох. Так что мысли Александра Андреевича Тихомирова вполне актуальны и для XXI века.

 

Александр Гончаров

 

 

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *