ПУБЛИКАЦИИ

09.06.2017

Застой или дальнейшее развитие? Общественная ситуация в эпоху Александра III глазами провинциала

Правление государя Александра III. Взгляд снизу, от земли.

В исторической литературе сложился стереотип, представляющий императора Александра III этаким узколобым консерватором, который пересмотрел существенные положения реформ своего отца, «подморозил» Россию реакцией и отправил в мусорную корзину «конституцию» Лорис-Меликова. В учебниках его правление обозначается как период контрреформ. Но насколько справедлива подобная оценка? Действительно, Александр III остановил многие реформаторские начинания. Но мог ли он поступить иначе после убийства своего отца революционерами? Кроме того, именно Александр III назначил на пост министра финансов последовательно Н.Х.Бунге, И.А.Вышнеградского и С.Ю.Витте, обеспечивших устойчивое экономическое развитие России. Именно в эпоху Александра III началась первая, «виттовская» индустриализация, была заложена Транссибирская железнодорожная магистраль и подготовлено введение золотого обращения в стране. И никому не приходит в голову, что бурный экономический рост слабо сочетается с нарисованной в советскую эпоху и подкрепленной современными демократами исторической картиной общественной реакции.

Да, революционное движение при Александре III было жестоко подавлено. Народники из революционеров превратились в либералов и стали проповедовать теорию «малых дел». Многие земцы ушли в глухую оппозицию правительству. Но это не значит, что общественная жизнь в стране была заморожена. Одновременно в провинции стали возникать новые самодеятельные общественные организации и закладывался фундамент будущего гражданского общества. Рассмотрим этот процесс на примере одной из губерний Центральной России – Орловской.

Прежде всего, необходимо рассмотреть механизм утверждения самодеятельных общественных организаций в рассматриваемый период. Эпоха «Великих реформ» Александра II внесла свои коррективы в этот механизм. Если до начала буржуазных реформ утверждение «частных» обществ осуществлялось исключительно по именным рескриптам императоров (чем и объяснялось их ничтожное количество в стране), то согласно рескрипту Александра II от 12 января 1862 года право утверждать уставы общественных организаций, помимо монарха, получили еще десять институтов государственной власти, начиная от губернаторов и кончая министром внутренних дел и шефом Отдельного корпуса жандармов. Постепенно выработалась новая правоприменительная практика, когда император «разрешал» только те общества, которые добивались для себя особых прав и привилегий (например, находиться под покровительством особы правящего дома или носить ее имя), а уставы большинства общественных организаций утверждались соответствующими министрами: внутренних дел, государственных имуществ, народного просвещения, а также заместителями этих министров. Этот порядок полностью сохранился при Александре III. Уставы самодеятельных общественных организаций на территории Орла и Орловской губернии утверждали: сам император и товарищи (заместители) министра внутренних дел ‑ И.Н. Дурново (1881—1889), Н.И. Шебеко ((1887—1895) и В.К. Плеве (1884—1894)[1].

Всего в царствование Александра III в самом Орле было утверждено семнадцать «частных» обществ, сыгравших важную роль в развитии всей системы самодеятельных общественных организаций в Орловской губернии. Почти все общества, созданные в Орле при Александре III, определили своей деятельностью дальнейшие пути формирования всей местной системы самодеятельных общественных организаций в губернии по тем направлениям, которые они представляли:

природоохранная деятельность ‑ Орловский отдел Российского Императорского общества покровительства животным (1894);

организация профессиональных союзов ‑ Общество взаимного вспоможения (вспомоществования) приказчиков города Орла (1893);

благотворительность общая и учебная ‑ Орловский губернский благотворительный комитет для распоряжения пожертвованиями, поступающими в пользу нуждающегося в пособии по случаю неурожая населения (1891), Попечительное общество о Доме трудолюбия в Орле (1887), Общество вспомоществования бедным учащимся в низших учебных заведениях г.Орла, содержащихся за счет казны и общества (1894), Общество вспомоществования недостаточным учащимся в высших учебных заведениях (1892), Общество вспомоществования бедным воспитанницам орловской Николаевской женской гимназии (1880, 1882);

борьба с пожарами ‑ Орловское вольное пожарное общество (1888);

спортивное движение ‑ Орловское общество велосипедистов (1882), Орловский шахматный кружок (1893), Орловское гимнастическое общество (1887);

просветительская деятельность ‑ Комитет народных чтений в Орле (1887);

краеведческая работа ‑ Орловская губернская ученая архивная комиссия (1884);

развитие искусств и культуры ‑ Орловский музыкально-драматический кружок (1888), Орловское общество любителей изящных искусств (1893);

религиозно-просветительская деятельность ‑ Еврейский молитвенный дом в Орле (1885) и Петропавловское православное братство при Орловском кафедральном соборе (1887).

Из перечисленных обществ только Орловский губернский благотворительный комитет для распоряжения пожертвованиями, поступающими в пользу нуждающегося в пособии по случаю неурожая населения просуществовал недолго, и прекратил деятельность в 1893 году, после прекращения голода. Остальные просуществовали вплоть до 1917—1918 годов и внесли немалый вклад в становление и развитие общественной жизни региона.

Например, Орловский отдел Российского Императорского общества покровительства животным, созданный 23 апреля 1894 года по уставу Российского Императорского общества покровительства животным в Петербурге[2], стал базовой природоохранительной (или, как сейчас сказали бы мы, экологической) организацией Орловской губернии. Он координировал природоохранительные мероприятия в масштабах всей губернии. Членами общества могли быть представители всех сословий и социальных групп. Но традиционно в него вступали люди обеспеченные.

Общество взаимного вспоможения (вспомоществования) приказчиков города Орла, устав которого был утвержден товарищем (заместителем) министра внутренних дел Д.С. Сипягиным 17 января 1894 года и «открывшее действия» 6 марта того же года, стало первым профессиональным союзом работников сферы обслуживания в губернии. В правление общества при его учреждении в 1893 года входили: Г.И. Курчанинов – председатель общества, В.В. Сельчуков – его заместитель, В.И. Глаголев, М.В. Клейменов, И.И. Леснов, А.А. Селиверстов – члены правления. Все были приказчиками орловских лавок и магазинов. Но входили в общество и зажиточные купцы, например, М.Н. Клейменов. В начале XX века Общество взаимного вспомоществования приказчиков города Орла стало крепкой в хозяйственном отношении организацией с имущественным и денежным капиталом в 15 тысяч рублей. Собирались деньги на покупку собственного дома. Аналогичные общества в Ельце и Ливнах стали создаваться только через четыре года после орловского общества приказчиков, и взяли за образец его устав[3].

Попечительное общество о Доме трудолюбия в Орле было учреждено в 1887 году вместе с другими подобными обществами в крупных городах Российской империи по инициативе барона Буксгевдена и министра внутренних дел графа Д.А. Толстого. Собрание учредителей состоялось в 1887 году. Устав утвержден товарищем (заместителем) министра внутренних дел И.Н. Дурново 27 марта 1888 года, общество «открыло действие» с 30 января 1891 года[4]. Наряду с созданным при Александре II Орловским благотворительным обществом (1866) Попечительное общество о Доме трудолюбия в Орле сыграло важную роль в становлении системы благотворительности в Орловской губернии. Эта новая общественная организация очень быстро развивалась. 22 октября 1891 года был открыт орловский Дом трудолюбия, при котором были устроены: столовая, ночлежный приют, приют «Ясли», трудовое убежище для подростков, богадельня для старух и контора, осуществлявшая функции биржи труда. Пожертвования на содержание Дома трудолюбия поступали от членов общества регулярно. Скоро Попечительское общество о Доме трудолюбия стало центром притяжения для дворянской аристократии и местного высшего чиновничества. Оно послужило примером для аналогичных обществ, которые учредили в Ельце и пытались учредить в Мценске[5].

Важную роль в становлении системы учебной благотворительности сыграли Общество вспомоществования бедным воспитанницам орловской Николаевской женской гимназии, Общество вспомоществования недостаточным учащимся в высших учебных заведениях, Общество вспомоществования бедным учащимся в низших учебных заведениях г.Орла, содержащихся за счет казны и общества.  Относительно Общества вспомоществования бедным воспитанницам орловской Николаевской женской гимназии нет полной ясности, когда и кем был утвержден его устав: товарищем (заместителем) министра внутренних дел М.С. Кохановым 14 июня 1880 года или заместителем министра И.Н. Дурново 26 января 1882 года. Затруднение заключается в том, что в двух разных документах приводятся две различные даты подписания устава. Разобраться, какая из них правильная, не представляется возможным[6]. В любом случае общество «открыло действия» с 24 апреля 1882 г., уже при Александре III.  И оно стало вторым во всей губернии обществом, надзирающим за состоянием дел и занимающимся поддержкой бедных учащихся в отдельно взятом учебном заведении. Первым было Общество вспомоществования беднейшим ученикам Орловской классической гимназии (25 января 1881 года). После этих двух первых ласточек было создано еще двадцать шесть (!) обществ, охватывающих благотворительной деятельностью все начальные и средние учебные заведения в губернском и уездных городах по всей Орловской губернии[7]. То есть в «дикой» и «отсталой» России общество трепетно относилось к развитию и поддержке системы образования, обеспечению и стимулированию учащейся молодежи. Важную роль в становлении учебной благотворительности сыграли упомянутые уже Общество вспомоществования бедным учащимся в низших учебных заведениях г.Орла, содержащихся за счет казны и общества, Общество вспомоществования недостаточным учащимся в высших учебных заведениях.  Особенно интересно последнее, поскольку в рассматриваемое время высших учебных заведений на территории губернии не было. К сожалению, сведения об этом обществе отрывочны.

Говоря о развитии системы пожарной охраны в губернии, нельзя пройти мимо Орловского вольного пожарного общества. Дело в том, что в царской России правительство фактически переложило борьбу с пожарами на плечи городских и сельских обывателей. Так называемые «постоянные» пожарные команды – профессиональные городские или полицейские огнеборцы с комплектом пожарного оборудования – были немногочисленны и не могли обеспечить безопасность всех городских построек. В 1892 году их насчитывалось 590 на всю страну. Поэтому население создавало «вольные» пожарные общества и дружины – городские, сельские и заводские – для борьбы с пожарами. Эти общества были объединены в систему: они состояли действительными членами Императорского Российского пожарного общества, созданного в 1893 году для координации деятельности всех «вольных» пожарных обществ[8]. Орловское вольное пожарное общество было создано по инициативе городского головы Д.С. Волкова в 1888 году[9] и до 1898 года действовало без устава[10]. Оно явилось первым подобным обществом на территории губернии: до этого существовала только частная пожарная команда купцов Валуйских в Ельце. Первым председателем общества стал инженер А.И. Лебединский (1888—1894 гг.). Общество не только тушило возникающие в Орле пожары, но и проводило профилактические мероприятия по предотвращению возгораний, учения личного состава и маневры и пользовалось огромной популярностью у населения города[11]. Его опыт использовался при создании пожарных обществ в других городах губернии.

В свою очередь учрежденные в разное время Орловское общество велосипедистов, Орловское гимнастическое общество и Орловский шахматный кружок предопределили собой основные направления развития спортивных обществ в губернии: велосипедный спорт, гимнастика и шахматы.

Особую роль в развитии системы самодеятельных общественных организаций Орловской губернии сыграл открытый по инициативе орловского епископа Симеона (в миру С.Г. Линькова) в 1887 году Комитет народных чтений в Орле[12]. Программа и устав этой общественной организации были заимствованы у Комитета народных чтений в «Соляном городке» в Петербурге (район между Фонтанкой и Соляным переулком). Однако устав Комитета народных чтений в Орле не был утвержден в установленном порядке до 1894 года, когда из-за этого разразился громкий скандал. В XIX веке «народные» (публичные) чтения являлись распространенным способом внешкольного образования во многих странах Европы: Германии, Франции, Великобритании, Швеции, Норвегии, Дании, Бельгии. Хотя следует отметить, что в западных странах «чтения» в узком смысле этого слова – т.е. публичное чтение напечатанных уже книг и брошюр – очень скоро уступили место публичным лекциям. В России же «народные» чтения существовали исключительно в виде чтения или пересказа напечатанных книжек, сопровождавшегося демонстрацией слайдов примитивного диапроектора – «волшебного фонаря». К чтению допускались только сочинения, одобренные для этой цели ученым комитетом Министерства народного просвещения или Святейшим Синодом.

Каждое воскресение в Орле проходило по два чтения: религиозно-нравственного характера, читавшееся священником или дьяконом, и историческое или по другой отрасли знания, читавшееся светским лицом. Состоялось 235 чтений, их посетили 29 254 человека[13].

С 1892 года Комитет народных чтений расширяет свою деятельность: был открыт книжный склад, организован собственный хор. 6 июня 1894 года при Комитете была открыта Тургеневская библиотека-читальня. В 1894 году в каталог библиотеки входило 91 название книг, 168 томов, в 1896 – 774 названия, 1180 томов. Члены кружка устраивали литературно-музыкальные вечера, детские праздники, лекции по гигиене[14].

Согласно архивным документам первым председателем комитета был В.М. Козлов, председатель окружного суда и уездный предводитель дворянства. Современник событий, сосланный в Орел народник И.П. Белоконский так описывает этого человека: «Смешно сказать, но это факт, что комиссия народных чтений – мирнейшее и благонадежнейшее учреждение – существовала только благодаря ему [В.М.Козлову] как бывшему предводителю дворянства, бывшему члену окружного суда и полному штатскому генералу. На общих собраниях Козлов, пользуясь своим положением, не препятствовал дебатам, вследствие чего комиссия народных чтений служила единственным местом, где можно было говорить членораздельными звуками, привлекла в свои члены почти всю орловскую интеллигенцию»[15]. То есть, Козлов прикрывал своим авторитетом и общественную организацию, что позволяло ей работать даже без утвержденного устава, и местных оппозиционных интеллигентов, собиравшихся в комитете. Поэтому за первые пять лет существования в комитет народных чтений вступило 330 человек. Комитет народных чтений оставался центром притяжения для орловской демократической интеллигенции до 1905 года, когда у интеллигентов появились новые возможности для приложения своих сил.

Таким образом, Попечительное общество о Доме трудолюбия в Орле объединяло аристократию и чиновничество, Комитет народных чтений стал центром консолидации радикальной демократической интеллигенции. В 1884 году была учреждена Орловская губернская ученая архивная комиссия, собравшая вокруг себя так называемую цензовую интеллигенцию и ученых-любителей. Инициатором создания выступил директор Императорского Археологического института Н.В. Калачов. Устав этой организации был утвержден Александром III 13 апреля 1884 года. Комиссия «открыла действия» 11 июля того же года[16]. Она стала рервой (и долгое время оставалась единственной) общественной организацией научного профиля в губернии. Орловские церковно-археологическое общество и общество изучения природы были созданы гораздо позже, в начале ХХ века.

С 1885 по 1905 годы организация издавала «Труды ученой архивной комиссии». 7 декабря 1897 года по инициативе председателя губернской ученой архивной комиссии, губернатора А.Н. Трубникова был создан историко-археологический музей (современный Орловский краеведческий). Первыми хранителями музея стали Ф.Ф. Похвалинский и К.В. Ферро[17]. Осенью 1902 производились археологические раскопки Ученой архивной комиссии на территории Орла. С 1905 года Орловская ученая архивная комиссия состояла под патронажем великого князя Михаила Александровича (хотя само согласие на патронат было дано еще при посещении Михаилом орловской сельскохозяйственной выставки 26 августа 1903 года).

В конце 1888 года небольшая инициативная группа любителей драматического искусства во главе с известным общественным деятелем, инженером Н.Ф. Королевым, получила разрешение полицмейстера и губернатора дать несколько спектаклей с благотворительными целями в здании Харьковского земельного банка на Болховской улице. После начала репетиций возникла мысль создать постоянную и легальную организацию любителей театра. Что и было осуществлено. 19 мая 1889 года товарищем министра внутренних дел В.К. Плеве утвержден устав Орловского музыкально-драматического кружка[18]. И хотя это было не первое общество любителей искусств и культуры (в период царствования Александра II были созданы Орловское филармоническое и Орловское музыкальное общества), именно кружку Королёва впервые была разрешена постановка на любительской сцене драматических произведений, дозволенных цензурой.

Огромную роль в развитии культурных традиций Орловской губернии сыграло Орловское общество любителей изящных искусств, устав которого был утвержден товарищем (заместителем) министра внутренних дел Н.И. Шебеко 27 января 1894 года[19].  Именно это общество открыло в 1903 году театр «Дворянское гнездо» и облагородило прилегающую к нему территорию. Сейчас на этой территории располагается знаменитый парк «Дворянское гнездо».

В царствование Александра III возникли религиозные общественные организации, сыгравшие важную роль в общественной жизни Орловской губернии. Речь идет о Еврейском молитвенном доме в Орле и о Петропавловском православном братстве при Орловском кафедральном соборе.

С 1885 года в Орле, на Московской улице сначала в доме Агошковой, потом в доме Коновалова действовала иудейская молельня (миква), позже замененная синагогой. Раввинами еврейской общины последовательно были А.Корпаносов (отставной унтер-офицер), И.Ш. Воронов, Я.Б. Каценельсон[20]. Существовала еврейская религиозная община фактически на правах общественной организации. И хотя Орел формально не входил в черту оседлости, царские власти не чинили евреям препятствий. Еврейская община даже издавала собственный журнал «Пальма», который редактировал раввин Каценельсон.

Устав Петропавловского православного братства утвержден орловским епископом Симеоном (в миру С.Г. Линьков), 16 февраля 1887 года. Братство «открыло действия» 2 марта 1887 года[21]. Братство призвано было «содействовать утверждению и охранению православной веры и христианского благочестия в пределах Орловской епархии, распространять просвещение в духе православной церкви». Эти задачи Петропавловское братство успешно решало до 1917 года. В состав совета Братства в разное время входили выдающиеся представители орловского духовенства и консервативно настроенной интеллигенции[22].

Таким образом, в период правления Александра III произошли качественные изменения в формирующейся системе самодеятельных общественных организаций Орловской губернии. Не осталось ни одной сферы общественной жизни орловского провинциального общества, в которой не было бы учреждено общество, предопределившее дальнейшее развитие этой сферы. Многие общественные группы получили от государства признание своих интересов, в виде учрежденной для приложения своих сил общественной организации. В этой связи утверждение о реакционности внутренней политики Александра III должно быть если не пересмотрено, то глубоко отрефлексировано. Правительство Александра III действительно не допускало возникновения в стране политической оппозиции и жестоко преследовало революционеров. Так, конспиративно созданная в рассматриваемое время в Орле народническая организация Партия «Народного права» (1893—1894), была через полгода разгромлена Московским охранным отделением. Но государство не вмешивалось в частную жизнь граждан и не препятствовало развитию социальной инициативы в сферах, не связанных с политикой.

Если же проанализировать статистику создания рассмотренных выше общественных организаций, то выяснится, что в 1882 году открылись две организации, в 1884 и 1885 – по одной, в 1887 году – четыре организации, в 1888 – две организации, в 1891 и 1892 – возникло по одной организации, в 1893 – три организации, в 1894 – две организации. То есть, на выделенную в воспоминаниях современников событий, П.Н. Милюкова[23] и В.А. Маклакова[24] эпоху так называемого «нового общественного подъема» 1891—1894 годов приходится утверждение семи общественных организаций, а на предшествующий период 1882—1888 годов – десять организаций.

В учредительной активности выделяются два пика – 1887—1888 и 1893—1894 годы. При этом пик конца 80-х годов немного превосходит пик начала 90-х. Эти данные опровергают воспоминания современников событий из либерального лагеря о существовании какого-то особого «общественного подъема» после голода 1891—1892 годов. Общественная активность населения распределялась более или менее равномерно. Выделяются пики этой активности, и обозначенный либералами «общественный подъем» представляет собой один из пиков подобной активности.

Таким образом, приведенные факты показывают, что представления об эпохе Александра III искажены идеологическими наслоениями.

 

Артем Борисович Гуларян

Кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных дисциплин

Орловского государственного аграрного Университета имени Н.В. Парахина

 

 

 

Литература.

  1. Белоконский И.П. В годы бесправия / И.П. Белоконский ‑ М., 1930.
  2. Века над Окой : Книга-альбом / Гл. ред. А.П. Олейникова ‑ Орел, Изд-во ОГТРК, 1998. ‑ 296 с.
  3. Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. Словарь-справочник , А.Б. Гуларян ‑ Орел, 2015. ‑ 496 с.
  4. Гуларян А.Б. Развитие системы благотворительности в Российской империи (на примере Орловской губернии) // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2004. № 4. С.15-21.
  5. Еремин В. География орловских музеев // Вешние воды. ‑ 1997. № 52.
  6. Милюков П.Н. Воспоминания , П.Н. Милюков ‑ М.: Политиздат, 1991. – 528 с.
  7. Маклаков В.А. Власть и общественность на закате старой России. В 3-х т. / В.А. Маклаков ‑ Париж, 1936. – Т.1. – 246 с.
  8. Орел из века в век. Летопись основных событий. 1566—2000. ‑ Орел : Изд-во ОРАГС, 2003. ‑ 528 с.

[1] Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. Словарь-справочник. Орел, 2015. С.9-10.

[2] Века над Окой. Орел, Изд-во ОГТРК, 1998. С.169.

[3]  Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. С.59-64.

[4] ГАОО. Ф.580, ст.1, д.3837. Л.39.

[5]  Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. С.134-138.

[6] ГАОО. Ф.580. ст. 1, д.2851. Л.2, 29.; ГАОО. Ф.580, ст. 1, д.3837. Л.39.

[7] Гуларян А.Б. Развитие системы благотворительности в Российской империи (на примере Орловской губернии) // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2004. № 4. С.17-18.

[8] Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. С.263-264.

[9] Орел из века в век. Летопись основных событий. 1566—2000. Орел: Изд-во ОРАГС, 2003. С.149.

[10] ГАОО. Ф.580, ст.2, д.4179. Л.3

[11] Там же. Л.105 об.

[12] Орел из века в век. Летопись основных событий. С. 148,158.

[13] Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятеельные общественныые организации Орловскойй Губернии С.355.

[14]  Там же.

[15] Белоконский И.П. В годы бесправия.  М., 1930. С.75.

[16] Орел из века в век. Летопись основных событий. С. 144.

[17] Еремин В. География орловских музеев // Вешние воды. 1997. № 52. С.3.

[18] Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. С.410.

[19] Орел из века в век. Летопись основных событий... С.157.

[20] Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. С.426.

[21] Орел из века в век. Летопись основных событий. С.147.

[22] Гуларян А.Б. Дореволюционные самодеятельные общественные организации Орловской губернии. С.427-428.

[23] Милюков П.Н. Воспоминания. М.: Политиздат, 1991. С.117, 120.

[24] Маклаков  В.А.  Власть  и  общественность  на  закате  старой  России. В 3-х т. Париж, 1936. Т.1. С.127-130.

АНОНСЫ, ИСТОРИЯ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».