• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

04.11.2019

Жизнь и духовный подвиг Патриарха Гермогена

Автор:

Эдуард Бурда.

События начала XVII века в Российском государстве получили название Смутного времени. Это был период децентрализации государства, когда происходила частая смена правителей, народные восстания, складывалась очень непростая экономическая ситуация. Во внутренние дела России вмешивались иностранные государства.  Это был тяжелейший политический и социально-экономический кризис, поставивший страну на грань разрушения государственных начал и фактического распада. Но благодаря духовному и патриотическому народному порыву Смуту удалось преодолеть. Одним из вдохновителей и наставником народа в тот трагический период являлся Патриарх Московский и всея Руси Гермоген.

Патриарх Гермоген несомненно является одной из самых значительных личностей истории русского христианства. Многое в биографии этого человека осталось до конца не выясненным.

Достоверно известно, что он родился около 1530 года и был наречен именем Ермолай. О социальном происхождении патриарха однозначных сведений также не имеется. По одной из версий Гермоген выходец из донских казаков, по другой якобы принадлежал к роду Шуйских. Исследователи жития Патриарха Гермогена склоняются к мнению, что Святитель был все-таки незнатного происхождения и по всей видимости неоднократно участвовал в походах и боях в порубежье Московского государства.

Так или иначе, к Богу он пришел уже в зрелом возрасте. В 1579 году Гермоген становится священником церкви Святого Николая в Гостином ряду города Казани, которая была тогда одним из крупнейших городов Поволжья.

1587 году Гермоген становится монахом — иноком Казанского Свято-Преображенского монастыря. Вскоре он — его игумен, а затем и архимандрит. Возведение Гермогена в сан епископа и назначение его Митрополитом Казанским и Астраханским состоялось в мае 1589 года патриархом Иовом. Гермоген сохранял твёрдость в вопросах веры, активно занимался христианизацией татар и других народов бывшего Казанского ханства. В 1592 году он обращался к патриарху Иову с просьбой установить ежегодное поминание казанских христианских мучеников за веру пострадавших и русских воинов, погибших под Казанью в 1552 году.

Митрополита Гермогена хорошо знали в Москве. Присутствовал он во время избрания на царство Бориса Годунова; участвовал во всенародном молении при Борисе под Новодевичьим монастырем. В 1595 году он ездил в Углич для открытия мощей удельного Угличского князя Романа Владимировича.

С воцарением Лжедмитрия I в 1605 году был учреждён сенат, в котором должно было заседать и высшее духовенство. Гермоген стал членом этого сената и был приглашён в Москву. Он последовательно выражал интересы Русской Православной Церкви, требовал вторичного по православному обряду крещения польской «девки» — Марины Мнишек и выступил против избрания патриархом Игнатия, чем вызвал недовольство Лжедмитрия I, и тот выслал Гермогена из Москвы в его епархию, приказав заключить его в один из местных монастырей. Этот приказ выполнить не успели в связи с убийством Лжедмитрия в результате народного восстания, возглавляемого братьями Шуйскими. Один из них, Василий Шуйский, стал новым государем всея Руси.

Взойдя на престол после убийства Лжедмитрия I в мае 1606 года, царь Василий Шуйский, опасаясь находившегося в Москве митрополита Филарета, ближайшего претендента на патриарший престол, отослал его на митрополичью кафедру в Ростов. Верным же ему святителям приказал рукоположить в патриархи патриота родной земли, ярого противника иноземцев и иноверцев, сторонника народного единения митрополита Казанского и Астраханского Гермогена,

3 июля 1606 года в Москве Собором русских иерархов святитель Гермоген был поставлен Патриархом Московским. Но уже скоро отношения между царем и патриархом совершенно испортились: «Гермоген был человек чрезвычайно упрямый, жесткий, грубый, неуживчивый, притом он был человек чересчур строгий. Но при всем том это был человек прямой, честный, непоколебимый, свято служивший своим убеждениям, а не личным видам. Находясь постоянно в столкновениях с царем, он, однако, не только не подавал руки его многочисленным врагам, но всегда защищал Василия. Строгий приверженец формы и обряда Гермоген уважал в нем лицо, которое, какими бы путями ни достигло престола, но уже было освящено царским венцом и помазанием».

Новый Всероссийский Патриарх поддержал царя Василия Шуйского во время народного восстания под руководством Ивана Болотникова 1606–1607 годов. Мобилизовал силы церкви для борьбы с восставшими против центральной власти, которых объявил еретиками и отлучил от церкви. Поддерживал Василия в подавлении восстания южных городов.

20 февраля 1607 года Гермоген провёл ещё одно важное мероприятие, имевшее большую политическую значимость и направленное на укрепление государственности Московского царства, на его способность защититься от внешних врагов. Это было проведение в кремлёвском Успенском соборе всенародного церковного покаяния с целью прощения всех совершённых в годину Смуты клятвопреступлений.

А что бы обезопасить государство от дальнейших попыток самозванчества, патриарх организовал эксгумацию и перемещение останков царевича Дмитрия Ивановича из Углича в Москву. Тем самым на официальном церковном уровне признавалась смерть самого младшего сына царя Ивана Грозного.

17 февраля 1609 года, на Масляной неделе, рязанский дворянин Г. Сумбулов, князь Р. Гагарин и Т. Грязной собрали около 300 человек заговорщиков и потребовали от бояр свержения Василия Шуйского. Заговорщики силой выволокли Гермогена нa Лобное место, требуя, чтобы он поддержал низложение Шуйского, но патриарх не поддался на требования заговорщиков, которые, отпустив его, двинулись затем во дворец». Не добившись от царя добровольного отречения и видя, что народ не поддерживает их, заговорщики бежали к Лжедмитрию II в Тушино. Гермоген послал им вслед в лагерь самозванца 2 грамоты к ним и другим русским людям, чтобы они раскаялись и вернулись под власть царя Василия Шуйского.

Во время низложения Василия Шуйского в июле 1610 года и прихода к власти «семибоярщины» Гермоген не признал насильственного пострижения царя, так как оно не могло освящаться даже и в результате правильно совершенного над ним обряда. Увидев, что его усилия тщетны, и на престол уже появились многочисленные претенденты, Гермоген противопоставил притязаниям на царскую корону князя В. Голицына кандидатуру М. Романова. Когда Семибоярщина пригласила на царствование польского королевича Владислава, патриарх выдвигал непременным условием этого принятие католиком Владиславом православия. После этого посольство митрополита Филарета и князя Голицына отправилось в стан Сигизмунда просить его дать в русские цари своего сына Владислава на условиях принятия им православной веры.

Однако Польский коронный гетман Станислав Жолкевский не стал дожидаться, когда московские послы уговорят Сигизмунда III переменить веру его сына, поскольку точно знал, что этого не произойдёт никогда, и начал движение к столице.

Патриарх Гермоген не подписал и грамоту с распоряжением героическим защитникам города-крепости Смоленска о сдаче его полякам. Он резко протестовал против национального предательства бояр, впустивших ночью в Москву, в Кремль, польское коронное войско гетмана Жолкевского, благодаря чему первопрестольная столица оказалась занята иноверцами-католиками.

В те дни Гермоген совершил мужественный, высокопатриотический поступок: Патриарх Московский и всея Руси запретил москвичам присягать польскому королю Сигизмунду III. Начиналось противостояние интервентам и Семибоярщине со стороны народных масс. Грамоты-воззвания Гермогена стали расходиться из Москвы по многим русским городам: они посылались в Нижний Новгород, Ярославль, Суздаль, Владимир, Рязань, Кострому, Вологду, Великий Устюг, Арзамас и многие другие. Уходили они и на казачий Дон. В посланиях звучал призыв к вооружённому восстанию во имя спасения Отечества.

Когда действия патриарха дошли до слуха коменданта польского гарнизона Москвы Александра Гонсевского, тот сразу же попытался избавиться от опасного противника и 16 января на патриаршем дворе Гермоген был арестован. В это время к Москве уже начинали сходиться отряды Первого земского ополчения рязанского воеводы Прокопия Ляпунова. Противостоять ему в чистом поле поляки не смогли. Патриарх, оказавшись под арестом, держался исключительно мужественно и решительно отверг требование остановить продвижение к Москве отрядов Первого земского ополчения.

Когда в Москве 19 марта 1611 года вспыхнуло антипольское восстание и интервенты предали восставший город огню, Гермоген был заключён интервентами в кремлёвскую темницу Чудова монастыря.

В Светлый понедельник 1611 года русское ополчение подошло к Москве и начало осаду Кремля, продолжавшуюся несколько месяцев. Осажденные в Кремле поляки не раз посылали к Патриарху послов с требованием, чтобы он приказал русским ополченцам отойти от города, угрожая при этом ему смертной казнью. После убийства в казачьем лагере в июле 1611 года одного из организаторов Первого ополчения думного дворянина Прокопия Ляпунова, организованного комендантом польского гарнизона Москвы Александром Гонсевским, ополчение покинули земские отряды. Под Москвой остались  лишь верные Ивану Заруцкому казаки. Атаман Заруцкий воспользовался моментом и провозгласил будущим царём сына Лжедмитрия I и Марины Мнишек.

Однако Патриарх Гермоген, несмотря на своё строгое заключение, сумел тайком от поляков переслать грамоту в Нижний Новгород, в которой призывал жителей русских городов ни в коем случае не признавать царём сына самозванца и католички, «проклятого от Святого Собора и от нас». Эта грамота, по его приказанию, была размножена и разослана по разным городам и в значительной степени повлияла на подготовку Второго ополчения. Гермоген обратился с последним посланием к русскому народу, благословляя освободительную войну против завоевателей.

В 1612 году когда поляки узнали, что в Нижнем Новгороде по воззванию Кузьмы Минина собирается новая земская рать, они потребовали от патриарха, чтобы тот написал обращение к нижегородцам и указал им оставаться верными присяге Владиславу, на что святитель резко и твёрдо ответил: «Да будет над ними милость от Бога и благословение от нашего смирения. А на изменников да излиется гнев Божий и да будут они прокляты в сем веке и в будущем!».

Полякам, затворившимся от ополченцев-земцев за стенами Московского Кремля и Китай-города, стало ясно, что сломить дух патриарха им не удастся. Тогда они решили уморить его голодом, выдавая на день только воду и пучок необмолоченного овса. На открытое убийство такого авторитетнейшего человека, каким являлся Гермоген, интервенты и их пособники не решились.

Так 17 февраля 1612 года, не дождавшись освобождения Первопрестольной столицы, Патриарх Московский и всея Руси Гермоген скончался уморенный голодом.

Изначально патриарх был захоронен в Чудовом монастыре. Впоследствии тело Владыки было решено перенести в Успенский собор – пантеон для высшего духовенства московского. При этом выяснилось, что мощи святителя остались нетленны, потому останки не стали спускать в землю и в 1913 году Русская Православная Церковь прославила Патриарха Гермогена в лике святых. Его память совершается 12 /25 мая и 17 февраля/1 марта.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ, Эдуард Бурда

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».